Судебная практика по ч3 ст30 ч1 ст105 ук рф

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В соответствии с и. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (статья 105 УК РФ)», под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представ­ляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица, чья смерть не охватывалась первоначальным умыслом виновного.

Говоря о наличии квалифицирующего признака, предусмотренного и. «е»

ч. 2 ст. 105 УК РФ, при производстве выстрела в местах скопления людей сле­дует исходить не только из поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия. Например, убийство, совершенное пу­тем прицельного выстрела, с учетом качества заряда, расстояния до жертвы, нахождения до жертвы, нахождения рядом иных лиц, если оно не создавало опасности для жизни и здоровья иных лиц, не может быть квалифицировано по этому признаку. Опасность должна быть реальной, а не мнимой. Так, суд, в частности, признал наличие анализируемого квалифицирующего признака в действиях Б., который, будучи пьяным, из хулиганских побуждений прицелил­ся и с расстояния трех метров выстрелил в свою жену, когда она держала на ру­ках ребенка [87] [88] .

Опасность для жизни определяется:

а) поражающими свойствами оружия;

б) расстоянием от виновного до потерпевшего;

в) наличием других граждан и их местонахождением по отношению к по­терпевшему;

г) особенностями производства выстрела (прицельный выстрел или не­прицельный) или совершения других действий, направленных на убийство;

д) другими обстоятельствами, характеризующими обстановку соверше­ния преступления.

Все эти факторы должны анализироваться в совокупности, а не каждый в отдельности 1 .

Если в результате избранного преступником общеопасного способа убий­ства наступила смерть не только лица, которому виновный желал причинить смерть, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо и. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, еще и по и. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство двух или более лиц, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по и. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

В ходе совместного распития спиртного между Б. и И. произошла ссора, перешедшая в драку.

Вызывает определенные затруднения вопрос квалификации убийства, со­вершенного общеопасным способом, при так называемом отклонении действия, когда смерть причиняется не тому потерпевшему, кого желал убить виновный. Если субъект предвидел гибель этого лица и сознательно ее допускал либо от­носился к ней равнодушно (косвенный умысел) и при этом опасности не под­вергалась жизнь иных людей, то содеянное надлежит квалифицировать, при от­сутствии иных квалифицирующих признаков, по ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, и. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Так были квалифицированы действия Ж., совершенные при следующих обстоятельствах. Ж., решив отомстить С. и Б., сел за руль автома­шины и с целью их убийства направил на них автомобиль с расстояния 20-22 м. Увидев угрожавшую им опасность, С. и Б. отскочили в сторону, а стоявшей ря­дом с ними трехлетней К. в результате наезда были причинены повреждения, от которых она скончалась на месте [91] .

Если при этих же условиях в опасность ставилась жизнь хотя бы еще од­ного лица, кроме того, которое он лишил жизни, то деяние надо квалифициро­вать по и. «е» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, и. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Так были ква­
лифицированы следующие действия П. Виновный с целью убийства приставил к шее военнослужащего 3. заряженную винтовку и нажал на спусковой крючок. Потерпевший успел отклониться, но стоявший сзади него А. был убит. Суд ука­зал, что, производя выстрел из винтовки в 3., стоявшего в группе других воен­нослужащих, П. сознавал, что избранный им способ опасен для жизни многих людей 1 .

При отклонении действия в ситуации, когда отношение к смерти погиб­шего было в форме неосторожности, преступление следует квалифицировать по ст. 109 и ч. 3 ст. 30, и. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Если в случае применения виновным общеопасного способа причинения смерти было уничтожено или повреждено чужое имущество, содеянное, наряду с и. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное уничтожение или по­вреждение чужого имущества путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом.

Дата опубликования: 14 сентября 2011 г.

Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики

Судья Рощина М.П. Дело №22-315/11

г. Черкесск 23 августа 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда

Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего: Нинской Л.Ю.,

судей Хачирова М.Х.,Гербекова И.И.

при секретаре Кирейтове Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осуждённого 1 и его защитника – адвоката Скогорева Г.А. на приговор Урупского районного суда КЧР от 24 июня 2011 года, которым

1, родившийся в , судимый:

судом по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 6 лет лишения свободы, освободившийся 9 июня 2004 года по отбытию срока;

судом по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год,

осужден по ч. 3 ст. 30, ч.1 ст. 105 УК РФ на 7 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Урупского районного суда от в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет лишения свободы без ограничения свободы в колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного суда КЧР Нинской Л.Ю., выступление осуждённого 1 с использованием системы видеоконференц-связи и его защитника Султанова Э.М., поддержавших доводы кассационных жалоб; мнение прокурора Ионовой Н.И. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

1 признан виновным в покушении на убийство, то есть в совершении умышленных действий, непосредственно направленных на причинение смерти другому лицу – 3, которые не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступление совершено в период времени с вечера, на животноводческой ферме, расположенной в урочище , при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В ходе судебного разбирательства по делу 1 виновным себя признал частично.

Суд постановил вышеназванный приговор.

В кассационной жалобе осуждённого 1 ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; несправедивостью наказания.

Автор жалобы высказывает несогласие с показаниями свидетеля 4, утверждает, что потерпевшему он не угрожал.

Адвокат 5, действующий в защиту интересов 1, не оспаривая фактической виновности осуждённого, полагает неверной юридическую квалификацию его действий по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. Утверждает, что прямого либо косвенного умысла на убийство 3 у 1 не было. Обращает внимание на предшествующее преступлению и последующее поведение осуждённого после совершения им преступления, их взаимоотношения с 3, указывает на неоднократное изъятие потерпевшим продуктов питания и алкогольных напитков у 1, нахождении 1 в состоянии алкогольного опьянения, желании 1 покончить жизнь самоубийством, и не наступлении у 3 тяжких последствий, либо последствий средней тяжести в связи с ножевыми ранениями, причиненными ему 1, просит приговор суда изменить, переквалифицировав действия 1 с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственного обвинителя Долгова Д.Г. ставится вопрос об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности 1 в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Позиция 1 о том, что он не имел намерения убивать 1 тщательно проверялась судом и отвергнута в приговоре со ссылкой на конкретные доказательства.

Вина 1 подтверждается его показаниями, данными в ходе предварительного расследования и оглашенными судом с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, из которых следует, что 1 нанес потерпевшему 3 один удар ножом в область живота и вернулся к себе на животноводческую ферму. Вернувшись к 3 через некоторое время и увидев, что он еще подает признаки жизни, он «полосонул» потерпевшего по шее ( т. 1, л.д. 157-165).

Эти показания 1 давал в присутствии адвоката, в обстановке, исключающей возможность незаконного воздействия на него.

Приведенные показания 1 суд обоснованно положил в основу приговора, поскольку они получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и объективно подтверждаются другими материалами дела.

Доказательствами, подтверждающими приведенные выше показания осужденного на предварительном следствии, являются следующие.

Показания свидетеля 4, из которых следует, что между 3 и 1 возник скандал на почве пропажи спиртного, в ходе которого 1 высказывал угрозы убийства 3. Около 19 часов 1 ушел на ферму к 3, а возвратившись оттуда, сказал, что убил его, нанеся ранения имевшимся у него самодельным ножом. Испугавшись, что 1 убил человека из-за бутылки водки, он вместе с ним пошел на ферму к 3, где 1 нанес ему удар ножом в область шеи.

Показаниями свидетелей 8 и 9, пояснивших суду, что им стало известно, что 3 ножом ударил 1

Показаниями свидетеля 10 о том, что она оказывала первую медицинскую помощь 3, имевшему повреждения в области шеи и в области живота слева.

Вина 1 также подтверждается протоколом осмотра места происшествия от , в ходе которого была изъята подушка со следами вещества бурого цвета, похожими на кровь ( т. 1, л.д. 9-13).

Заключением судебно-медицинской экспертизы от №. из которого следует, что имеющиеся у 1 телесные повреждения в виде двух проникающих колото-резаных ранений живота и шеи, получены от действия колюще-режущего орудия и относятся к травматическим повреждениям, повлекшим за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни ( т. 1, л.д. 74-75), а также другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы осуждённого 1 об отсутствии у него умысла на убийство 3

О направленности умысла 1 на умышленное убийство потерпевшего свидетельствует то, что он наносил ему удары ножом в жизненно важные органы – в живот и в шею. Тем самым характер и локализация телесных повреждений свидетельствуют о том, что 1 желал наступления смерти 3.

Показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей проверялись судом с помощью других доказательств и обоснованно признаны допустимыми и достоверными, поскольку они были получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Совокупность приведенных выше и других доказательств, полно изложенных в приговоре, опровергает доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что в деле отсутствуют объективные доказательства вины 1

Вывод суда о достаточности доказательств виновности 1 судебная коллегия находит правильным.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, были предметом исследования в судебном заседании, а затем получили оценку в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям 1 в приговоре дана правильная юридическая оценка.

По изложенным выше основаниям судебная коллегия не находит оснований для переквалификации действий 1, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах.

Наказание 1 суд назначил в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

У судебной коллегии нет оснований считать назначенное 1 наказание явно несправедливым вследствие суровости, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах.

Вместе с тем судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям:

В описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, и при квалификации действий 1 по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ суд указал, что признает его виновным в покушении на убийство, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, которые не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам.

Диспозиция ч. 1 статьи 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Тем самым слова «действия, непосредственно направленные» являются излишними и подлежат исключению из приговора.

Указанное исключение характера и объема обвинения 1 не меняет и не является основанием к снижению назначенного ему наказания.

К обстоятельствам, отягчающим наказание 1, суд первой инстанции отнёс наличие в его действиях особо опасного рецидива, что является ошибочным, поскольку согласно п. «а» части 1 статьи 63 УК РФ отягчающим обстоятельством является рецидив преступлений, а не особо опасный рецидив, как указано в приговоре. Тем самым слова « особо опасный» также подлежат исключению из приговора.

Вносимые в приговор изменения не являются основанием для снижения наказания 1

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

приговор Урупского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 24 июня 2011 года в отношении 1 изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора в описании преступного деяния, признанного судом доказанным, и квалификации действий 1 слова «действия, непосредственно направленные», а также слова « особо опасный» при признании рецидива обстоятельством, отягчающим наказание.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённого 1 и его защитника Скогорева Г.А.- без удовлетворения.

Пересмотр дела с ст. 30 ч 3; ст. 105 ч 1 УК РФ на ст 111 ч 2 УК РФ

Здравствуйте, подскажите пожалуйста, есть ли в судебной практике , пересмотр дела с ч. 3 ст. 30; ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч 2 ст 111 УК РФ? Прошу выслать какие конкретно примеры? Какие решения суда?

Хотим обжаловать в Надзоре, т к были большие нарушения по правам человека.

Ответы юристов (4)

У всех разные обстоятельства преступления и искать такие как у себя среди других преступлений нелогично.

Есть вопрос к юристу?

В судебной практике случаи такие есть, но ситуации действительно разные, необходимо смотреть приговор, а лучше материалы дела.

1. Российская судебная система не построена на прецедентном праве, а соответственно для обжалования приговора суда в кассационном порядке, похожие приговоры вряд ли чем-то смогут Вам помочь.

2. В статье 401.15 УПК РФ перечислены основания для отмены или изменения судебного решения при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке. Такими основаниями являются: существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Соответственно именно указанные основания необходимы для отмены (изменения) обжалуемого решения.

3. Чтобы понять правильно ли Вы называете инстанцию для подачи жалобы (не путаете ли кассационную инстанцию с надзорной), необходимо знать куда уже обжаловался приговор.

На Ваш вопрос отвечал адвокат Спиридонов Михаил Владимирович (г. Новосибирск).

Уточнение клиента

Мы уже прошли все инстанции до надзора , приходили ответы без рассмотрения дела, так как после уже обратили внимание, что адвокат , который с нами работал , не указал ни одной статьи в жалобах, на что опираться суду для пересмотра.

Теперь хотим собрать всю информацию , которая нам может помочь в последней инстанции.

22 Мая 2016, 05:17

Необходимо ознакомиться с приговором и материалами дела, а собирать информацию о других делах пустая трата времени. Если необходима помощь в составлении жалобы, обращайтесь.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Решение Верховного суда: Определение N 37-АПУ16-6 от 22.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Смирнова В.П.,

судей Романовой Т.А., Кондратова П.Е.

при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Дружинина В.С. на постановление Орловского областного суда от 22 июля 2016 г., по которому

ранее судимый 16 октября 2013 г. по ч.1

ст. 119 УК РФ к 1 году 2 месяцам ограничения свободы, неотбытая

часть которого по постановлению суда от 13 января 2015 г. заменена

на 17 дней лишения свободы, освободившийся 29 января 2015 г. по

освобожден на основании ст. 21 УК РФ от уголовной ответственности за совершение запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных ч.З ст.30, ч.1 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 244 УК РФ с назначением ему в соответствии с п. «а» ч. 1 и ч.2 ст. 97, п. «г» ч. 1 ст. 99, ч. 4 ст. 101 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой ТА. о содержании постановления, существе апелляционного представления прокурора, выступление адвоката Лунина Д.М. в защиту интересов Железнякова М.В., не согласившегося с обоснованностью доводов, изложенных в апелляционном представлении прокурора, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Никифорова А.Г., полагавшего необходимым постановление изменить, Судебная коллегия

Железняков М.В. признан совершившим в состоянии невменяемости 19 мая 2015 г. покушение на убийство П в ночь с 3 на 4 сентября 2015 г. убийство с особой жестокостью К и надругательство над телом последнего после его смерти.

Указанные события имели место в г. Обстоятельства совершения деяний, запрещенных уголовным законом, изложены в постановлении суда.

В апелляционном представлении прокурор Дружинин В.С. выражает несогласие с постановлением суда, просит его изменить, дав иную правовую оценку содеянному Железняковым, которое, согласно установленным обстоятельствам дела, подпадает под признаки не ч.З ст.30, ч.1 ст. 105 УК РФ, а ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ. Ссылается на то, что в случаях убийства одного лица и покушения на убийство другого указанные действия независимо от последовательности их совершения подлежат квалификации по ч.1 или ч.2 ст. 105 и по ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, с чем суд неправомерно не согласился.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в апелляционном представлении прокурора, Судебная коллегия находит, что вынесенное постановление суда соответствует требованиям уголовно процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 434 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, разрешены иные вопросы имеющие отношение к данному делу, из числа предусмотренных ст. 442 УПК РФ.

Факт совершения Железняковым при установленных судом обстоятельствах покушения на убийство П которое не было доведено до конца, поскольку этому воспрепятствовала ставшая очевидцем деяния Е а также лишения им жизни К которого Железняков вначале душил веревкой, накручивая ее на палку, а затем наносил удары по различным частям тела металлической подковой, ножом после чего надругался над телом убитого потерпевшего, отчленив ноги, что не являлось обусловленным целью сокрытия трупа, подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами, подробно приведенными в постановлении, в частности показаниями потерпевшей П , свидетелей Е ,Ж К Т Л , Р , К , протоколами осмотра места происшествия и иных следственных действий, заключениями экспертов, другими письменными материалами дела.

Вывод суда о совершении Железняковым деяний, запрещенных уголовным законом, основан на достаточной совокупности исследованных и получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ доказательств и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их толкования в пользу Железнякова, по делу отсутствуют.

На основании заключения экспертов, исследовавших психическое состояние Железнякова и установивших наличие у него психического расстройства, которое лишало его в период, относящийся к инкриминируемым деяниям, способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также с учетом анализа и оценки поведения Железнякова, о котором давали показания потерпевшая П и свидетели, суд обоснованно признал, что он совершил деяния, запрещенные уголовным законом, в состоянии невменяемости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено. Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил сторонам возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права.

При правовой оценке совершенных Железняковым деяний запрещенных уголовным законом, суд правильно установил, что они содержат признаки п. «д» ч.2 ст. 105, ч.1 ст.244 УК РФ, но безосновательно не усмотрел в содеянном п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ и признал совершенное покушение на убийство подпадающим под признаки п.З ст.30, ч.1 ст. 105 УК РФ. Решение в указанной части суд мотивировал тем, что деяние выразившееся в покушении на убийство П , было совершено Железняковым до лишения жизни К .

Судебная коллегия полагает невозможным согласиться с данными выводами суда и находит убедительными доводы, изложенные в апелляционном представлении прокурора.

По смыслу закона, разъяснения которого содержатся в п.5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. (в редакции от 3 марта 2015 г.) №1 убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таком положении вынесенное судом постановление подлежит в указанной части изменению, что не требует переоценки каких-либо доказательств или установления иных обстоятельств дела.

Вид мер медицинского характера определен судом с учетом данного экспертами заключения и положений ст.99 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38926, 38928УПК РФ, Судебная коллегия

постановление Орловского областного суда от 22 июля 2016 г. в отношении Железнякова М В изменить переквалифицировать совершенное им деяние, запрещенное уголовным законом, с ч.З ст.30, ч.1 ст. 105 УК РФ на ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ. В остальной части постановление суда оставйТьчбез изменения Председательствующий судья Судьи

Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление

1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.

3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Комментарий к ст. 30 УК РФ

В ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовление к преступлению определено как приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Таким образом, с объективной стороны приготовление может выражаться или в одном из указанных действий, или в их совокупности.

Под приисканием средств или орудий совершения преступления понимают любые действия по установлению места нахождения необходимого орудия или средства, а также по их приобретению в любой форме. Приобретение может быть как правомерным (например, покупка различных химических составляющих для изготовления взрывчатки), так и неправомерным (например, хищение оружия), возмездным или безвозмездным. Орудием совершения преступления являются предметы, непосредственно применяемые при совершении преступления (например, оружие при убийстве, разбое). К средствам совершения преступления относят орудия, приспособления, процессы внешнего мира, которые субъект использует для воздействия на объект посягательства (например, автомашина для вывоза похищенного, поддельные документы для совершения мошенничества и т.д.) .

См. также: Юридический энциклопедический словарь / М.О. Буянова и др. М.: ТК Велби; Изд-во «Проспект», 2006. С. 670 — 671.

В различных ситуациях один и тот же предмет может выступать и орудием, и средством совершения преступления. Например, веревка может служить орудием убийства, но она же может выступать средством подавления сопротивления потерпевшего при похищении человека. Поэтому основное различие между орудием и средством совершения преступления состоит в их целевом назначении. Орудие совершения преступления — это предмет, с использованием которого непосредственно выполняется объективная сторона преступления. Средство совершения преступления предназначено для облечения его совершения, способствования совершению преступного деяния.

Изготовление представляет собой процесс создания требуемого предмета из материалов или веществ, не обладающих изначально свойствами изготавливаемого предмета (например, изготовление подложных документов, оружия, отмычек и т.п.).

Приспособление заключается во внесении таких изменений в предмет, которые совершенствуют его свойства, используемые для совершения преступления. Так, приспособлением является обработка и заточка арматуры для совершения убийства, переделка газового пистолета в огнестрельное оружие, переделка ключа для проникновения в жилище и др.

Приискание соучастников преступления по содержанию существенно отличается от понятия приискания орудий или средств совершения преступления. В отличие от приискания орудий или средств, приискание соучастников включает в себя действия по установлению лиц с искомыми навыками или свойствами, а также установление места их нахождения или способа связи с ними. В свою очередь, «приобретение» соучастников образует такое действие, как сговор на совершение преступления. Поэтому сговор можно рассматривать как последующий этап приискания соучастников. Сговор представляет собой достижение соглашения двух или более лиц на совершение преступления. С этой позиции его можно рассматривать как результат определенной деятельности, приведшей к соглашению на совместные действия. Но сговор может выражаться не только в достижении соглашения на участие в преступлении. Сам процесс формирования воли лица на участие в преступлении независимо от добровольности согласия на соучастие также считается приготовлением в виде сговора. В этой связи как процесс сговор может выражаться в убеждении, обмане, угрозах, шантаже и т.д.

Иное умышленное создание условий для совершения преступления может представлять собой самые разнообразные действия и бездействие. При этом следует исходить из того, что условия совершения преступления могут служить как облегчению совершения преступления, так и его сокрытию. Практически иное умышленное создание условий для совершения преступления включает в себя все другие действия по приготовлению к преступлению, которые не указаны в законе. В полном объеме они и не могут быть указаны, поэтому законодатель при определении приготовления лишь приводит примеры действий, составляющих приготовление, оставляя перечень таких действий открытым.

Главным условием, которое делает рассмотренные выше действия самостоятельной стадией совершения преступления, дающей в ряде случаев основание для уголовной ответственности, является недоведение преступления до конца по независящим от лица обстоятельствам, т.е. это должны быть внешние, независящие от воли данного лица обстоятельства. В противном случае возможен добровольный отказ от совершения преступления и исключение уголовной ответственности за совершение приготовительных действий.

Как отмечалось выше, приготовление представляет собой действия, целевым назначением которых является создание условий для совершения преступления. И поэтому с субъективной стороны приготовление характеризуется только умыслом. Лицо осознает, что совершает начальные действия по совершению преступления, осознает общественную опасность таких действий и желает их совершить.

С учетом того что приготовление к преступлению представляет собой только создание условий для его последующего совершения, данная стадия преступления представляет собой наименьшую по сравнению с другими степень общественной опасности. В ряде случаев эта степень настолько низка, что деяние не достигает уровня, присущего преступлению. Поэтому ч. 2 ст. 30 УК РФ установлено, что уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

Вместе с тем действия, составляющие объективную сторону приготовления, могут подпадать и под признаки самостоятельного состава преступления. Так, если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ.

Покушением на преступление в соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ являются умышленные действия или бездействие лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам. Исходя из такой формулировки, достаточно сложно провести различие между стадиями приготовления и покушения, поскольку все действия, названные как приготовление, тоже направлены на совершение преступления. Основа различия заложена законодателем в термине «непосредственно». Это означает, что граница между приготовлением и покушением определяется по объективной стороне преступления. Всякое действие и бездействие, лежащее за пределами объективной стороны преступления, может расцениваться лишь как приготовление, а с момента начала деяния, образующего объективную сторону преступления, начинается стадия покушения. Определить, какие действия (бездействие) составляют объективную сторону, можно следующим образом. В большинстве случаев они называются в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за совершаемое преступление. Исключение составляют простые, бланкетные и отсылочные диспозиции. Для определения содержания объективной стороны преступлений, предусмотренных такими нормами, следует обращаться к другой норме УК РФ (при отсылочных) либо к другому нормативному источнику (при бланкетных). В простых диспозициях следует исходить из теоретических определений и сложившейся практики толкования объективной стороны того или иного состава преступления.

Возможна квалификация деяния как покушения и в случаях фактической ошибки, т.е. неверного представления лица, совершающего преступление, о конкретных признаках и обстоятельствах преступления. Например, клевета, являясь преступлением с формальным составом, представляет собой распространение заведомо ложных, порочащих сведений о другом лице. Распространение считается оконченным при доведении клеветнической информации до сведения третьего лица. В случае если лицо устно передает такую информацию, не подозревая об этом, глухому человеку, не способному ее воспринять, т.е. совершает действия по распространению, а до третьих лиц информация не доходит, его действия образуют покушение на клевету.

Таким образом, можно выделить следующие характерные черты покушения. Во-первых, покушение представляет собой реальное, непосредственное посягательство на охраняемый уголовным законом объект. Как правило, объективная сторона покушения выражается в действии. Но покушение может быть совершено и путем бездействия. Наиболее типичным примером бездействия при покушении является ситуация, когда мать, желая причинить смерть своему ребенку, перестает его кормить, но смерть не наступает в результате вмешательства третьих лиц.

Далее, для покушения характерно или невыполнение всех действий в полном объеме, который, по мнению виновного, необходим для завершения преступного деяния, или ненаступление тех последствий, которые охватывались умыслом виновного. Например, лицо, намереваясь совершить кражу, пытается взломать сейф, но его действия прерываются сотрудниками милиции. В этом случае совершены не все действия, необходимые для завершения кражи. Если же виновному удалось взломать сейф, но денег в нем не оказалось, то в полном объеме отсутствуют общественно опасные последствия, так как ущерб совершенные действия не причинили. Если же виновный обнаруживает в сейфе меньшую сумму денег, на хищение которых он рассчитывал, ущерб будет иметь место, но не в объеме, охватываемом умыслом виновного.

Следовательно, еще одним признаком покушения является непричинение реального вреда охраняемому уголовным законом объекту или причинение вреда не в полном объеме от задуманного.

Последним признаком покушения является незавершенность посягательства по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. Данный критерий позволяет установить наличие добровольного отказа от преступления на стадии покушения. Так, в случае если преступнику не удалось проникнуть в помещение с целью совершения кражи и он решает отложить ее совершение с тем, чтобы подобрать более эффективные орудия взлома, налицо покушение на преступление и отсутствие добровольного отказа, поскольку преступление не было доведено до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. Если же он при этих же обстоятельствах решает вовсе отказаться от совершения кражи, его действия могут быть расценены как добровольный отказ. Обстоятельства, препятствующие доведению преступления до конца вне зависимости от воли виновного, могут быть самого разнообразного характера: негодность орудий и средств совершения преступления, противодействие потерпевшего, вмешательство третьих лиц и иные обстоятельства.

Завершенность объективной стороны состава преступления определяется в зависимости от вида состава. Применительно к преступлениям с материальным составом решающим обстоятельством признается ненаступление общественно опасных последствий. Так, например, если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту, но по независящим от него обстоятельствам ему не удалось обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства (т.е. последствия в виде ущерба не наступили), содеянное в зависимости от способа хищения следует квалифицировать как покушение на кражу или мошенничество по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 158 или ст. 159 УК РФ.

Ненаступление последствий в объеме, планируемом виновным, также свидетельствует о наличии неоконченного преступления в связи с тем, что реализация умысла не завершена. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 25 Постановления от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в случаях, когда лицо, совершившее грабеж, имело цель завладеть имуществом в крупном или особо крупном размере, но фактически завладело имуществом, стоимость которого не превышает двухсот пятидесяти тысяч рублей либо одного миллиона рублей, его действия надлежит квалифицировать соответственно по ч. 3 ст. 30 УК РФ и п. «д» ч. 2 ст. 161 или по п. «б» ч. 3 ст. 161 как покушение на грабеж, совершенный в крупном размере или в особо крупном размере.

В преступлениях с формальным составом определяющим в решении рассматриваемого вопроса будет невыполнение действий, образующих объективную сторону, в полном объеме. К примеру, применение насилия при изнасиловании, если виновному не удалось совершение полового акта, следует квалифицировать как покушение на преступление, так как в этом случае выполнена лишь часть объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ. Покушение будет и в действиях лица, намеревающегося приобрести наркотические средства, но приобретшего в результате введения его в заблуждение какие-либо иные вещества, поскольку предмет преступления не перешел в его владение, т.е. объективная сторона состава преступления выполнена не полностью.

Субъективная сторона покушения, так же как и субъективная сторона приготовления, характеризуется умыслом. Сознанием виновного охватывается, что им совершаются действия (бездействие), составляющие содержание конкретного преступления, которое он стремится довести до конца: до наступления последствий в преступлениях с материальным составом и до совершения всех действий в преступлениях с формальным составом. По отношению к данным обстоятельствам определяется и волевой элемент умысла: желание наступления общественно опасных последствий и желание совершить преступные действия (бездействие). Предвидение наступления общественно опасных последствий при покушении имеет место только для преступлений с материальным составом. Особенностью субъективной стороны при покушении является то, что сознанием виновного охватывается факт недоведения преступления до конца. Он осознает, что: 1) что им совершены не все действия, необходимые для завершения преступления, которые он желал совершить; 2) последствия, наступления которых он добивался, вообще не наступили; 3) последствия, наступления которых он добивался, наступили не в полном объеме.

Уголовный закон не выделяет никаких видов покушений, но в теории уголовного права они разработаны.

Объективным критерием выделения видов покушения является степень выполнения виновным объективной стороны состава преступления. В соответствии с этим критерием покушение подразделяется на оконченное и неоконченное. Субъективным критерием отнесения покушения к оконченному или неоконченному является представление самого субъекта о степени завершенности своих действий. Оконченным покушение признается в тех случаях, когда исполнитель совершил все деяния, входящие в объективную сторону оконченного преступления, но преступный результат не наступил по независящим от него обстоятельствам.

Неоконченное покушение будет в том случае, когда субъект не успел выполнить всех действий, которые, по его мнению, были необходимы для совершения оконченного преступления.

Деление покушений на оконченное и неоконченное не имеет значения для квалификации преступления, однако степень реализации умысла преступника может учитываться судом при назначении наказания. Кроме того, такое деление может иметь значение для решения вопроса о наличии или отсутствии добровольного отказа от совершения преступления.

По степени годности различают покушение годное и негодное. К негодным покушениям относят покушение на негодный объект, предмет, негодными орудиями или средствами. Например, выстрел в труп. При этом виновный полагает, что стреляет в живого человека. В данном случае субъективно имеет место покушение на жизнь человека как на объект, охраняемый уголовным законом. Однако объективно вред данному объекту уже не может быть причинен. Но это обстоятельство не устраняет общественную опасность деяния, поскольку субъективно виновный посягал на жизнь человека. При этом последствия в виде смерти человека не наступили по независящим от его воли причинам. Подобного рода покушения относят к покушениям на негодный объект.

Вместе с тем следует согласиться с авторами, полагающими, что выделение покушений на негодный объект является не совсем удачным . Дело в том, что в приведенных выше и иных подобных случаях виновный ошибается не в объекте посягательства, а в предмете посягательства или потерпевшем. Поэтому более верным было бы отнесение рассматриваемых видов покушения к покушениям на негодный предмет (потерпевшего).

Уголовное право России. Общая часть: Учеб. / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 238.

Другим видом негодного покушения, выделяемым в теории уголовного права, является покушение с негодными средствами. Сущность данного вида покушения заключается в том, что объективно средства, используемые при совершении преступления, не могут привести к наступлению общественно опасных последствий. Но субъективно, используя определенные средства совершения преступления, виновный полагает, что его действия повлекут наступление указанных последствий. Поскольку в уголовном праве используется принцип субъективного вменения, то и в этом случае виновный будет нести ответственность за покушение на преступление. Примером покушения с негодными средствами могут служить выстрел в человека из неисправного пистолета, ошибочное использование вместо яда безобидного химического вещества и др. К этому же виду покушения относят и покушения с использованием объективно негодных методов, способов совершения преступления.

Как представляется, выделение негодного покушения как одного из видов покушений является дискуссионным. Любое из рассмотренных выше так называемых негодных покушений обладает всеми признаками покушения годного, а общественно опасные последствия не наступают вследствие соответствующей ошибки виновного. При этом следует заметить, что при иных условиях действия виновного привели бы к достижению преступного результата и наступлению последствий. Поэтому негодное покушение и должно влечь за собой уголовную ответственность.

В то же время на практике встречаются такие виды покушений, которые не могут привести к наступлению общественно опасных последствий ни при каких обстоятельствах, и поэтому отсутствуют основания уголовной ответственности. Например, покушение на убийство путем заговора, заклинаний. Попытка причинить вред здоровью с использованием таких же и аналогичных способов и т.д. Данные виды действий с полным основанием можно назвать негодными покушениями, так как они объективно не способны причинить желаемый виновным вред.

Ответственность за покушение наступает независимо от категории преступления. Основанием ответственности является наличие в деянии состава неоконченного преступления.

Судебная практика по статье 30 УК РФ

(В дальнейшем Козиков В.В. был осужден по приговору Краснокамского районного суда Республики Башкортостан от 28 августа 2013 года по ч. 1 ст. 112 , п. «в» ч. 2 ст. 158 , ч. 1 ст. 158 , ч. ч. 2 , 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, а впоследствии — и по приговору Советского районного суда г. Уфы от 20.02.2016 г. по ч. 3 ст. 30 , ч. 3 п. «а» ст. 131 , 70 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы).

осужден по п. п. «д» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 — ч. 2 ст. 167 УК РФ к двум годам лишения свободы.

Например, Невский районный суд г. Санкт-Петербурга, принимая 9 апреля 2015 г. решение о заключении под стражу В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 , п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, указал в постановлении, что представленные следователем материалы свидетельствуют о достаточности данных, подтверждающих обоснованность подозрения В. При этом суд не указал, какие материалы позволили прийти к такому выводу.

Тараканов В.В., . , судимый 26.03.2008 года по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобожден 22.07.2014 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 8 месяцев 12 дней (наказание не отбыто),

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. п. «а» , «в» , «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ путем полного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 20 декабря 2013 года, назначено 2 года 4 месяца 25 дней лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

осужден к лишению свободы по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет; по ч. 3 ст. 30 , п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

он же оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 и п. п. «а» , «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, признано право на частичную реабилитацию.

Наймушин осужден по приговору Златоустовского городского суда Челябинской области от 19.02.2016 г. по ч. 1 ст. 158 , ч. 1 ст. 158 , п. п. «б» , «в» ч. 2 ст. 158 , ч. 3 ст. 30 , п. «б» ч. 2 ст. 158 , ч. 3 ст. 30 , п. «б» ч. 2 ст. 158 , ч. 3 ст. 30 , п. «б» ч. 2 ст. 158 , ч. 3 ст. 30 , п. «б» ч. 2 ст. 158 , ч. 3 ст. 30 , п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 30 , ч. 5 ст. 228.1 УК РФ на 9 лет;
— по ч. 1 ст. 228 УК РФ на 1 год;
— в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно на 14 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

осужден по ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 186 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к одному году лишения свободы.
На основании ст. 40 УК РСФСР, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено четыре года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы,
а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний — к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с последующим ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с возложением ограничений не покидать свое жилище в период времени с 21 часа до 6 часов утра, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться для регистрации 2 раза в месяц в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;