Статья 144 ч2

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 144 УК РФ

1. Статьей 29 Конституции Рф гарантированы свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации. Реализация этого права во многом сопряжена с профессиональной деятельностью журналистов.

Потерпевшим от этого преступления является журналист, выполняющий свой профессиональный долг.

Под профессиональной деятельностью журналистов понимаются редактирование, создание, сбор или подготовка сообщений и материалов для редакции зарегистрированного СМИ на основе трудовых или иных договорных отношений журналиста с редакцией зарегистрированного СМИ либо по ее уполномочию (см. ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации») (в ред. от 14.06.2011) .
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 7. Ст. 300; СЗ РФ. 2011. N 25. Ст. 3535.

Профессиональная деятельность журналистов в Российской Федерации осуществляется в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации».

2. Объективная сторона преступления выражается в деянии в форме воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста, а также характеризуется способом воспрепятствования — принуждением к распространению либо к отказу от распространения информации.

Воспрепятствование — это противодействие со стороны других лиц путем принуждения журналистов к распространению информации. Принуждение может быть осуществлено как путем воздействия на орган массовой информации: угроза прекращения или приостановления его деятельности, уничтожение тиража или его части и иные подобные деяния, так и путем воздействия на самого журналиста. В частности, принуждение может выразиться в применении к самому журналисту или его близким насилия, в угрозе его применения, в уничтожении или угрозе уничтожения имущества, угрозе увольнением, понижения в должности, шантаже, т.е. угрозе разглашения нежелательных сведений и других действиях, нарушающих законные права и интересы журналиста (распространения сведений, порочащих журналиста и его близких), и т.д.

Причинение вреда иным объектам при воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов потребует квалификации по совокупности преступлений.

Под распространением информации понимается любая форма доведения ее до неопределенно большого круга лиц, массового потребителя: опубликование, выступление по радио, по телевидению и т.п.

3. Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения самого деяния независимо от того, удалось ли добиться от журналиста распространения или отказа от распространения той или иной информации.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

5. Субъект основного состава преступления — общий. Им является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. В квалифицированном составе субъект специальный — должностное лицо СМИ, где работает журналист, или любое иное лицо, обладающее служебным положением, которое используется для воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста.

6. Частью 3 комментируемой статьи предусмотрен особо квалифицированный состав воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов. К особо квалифицирующим признакам рассматриваемого преступления законодатель отнес применение насилия к журналисту или его близким либо повреждение или уничтожение их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия.

Применение насилия в данном случае охватывает насилие любого характера и причинение легкого вреда здоровью и вреда здоровью средней тяжести. Причинение тяжкого вреда здоровью при совершении деяния требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК.

По ч. 3 комментируемой статьи следует квалифицировать деяние не только в тех случаях, где насилие реально применено, но и тогда, когда имело место угроза применения насилия.

Под уничтожением имущества следует понимать приведение его в полную негодность для использования по целевому назначению при невозможности восстановления имущества. Повреждение же предполагает приведение имущества в частичную негодность или полную негодность, но при возможности восстановления.

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 144 Уголовного Кодекса РФ

1. Согласно ч. ч. 1 и 3 ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Эти конституционные гарантии обеспечиваются Федеральным законом от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации». В соответствии со ст. 1 этого Закона поиск, получение, производство и распространение массовой информации не подлежат ограничениям (за исключением случаев, предусмотренных федеральным законодательством).

2. Содержание признаков объективной стороны состава этого преступления определяется ст. 58 Закона «О средствах массовой информации»: осуществление цензуры; вмешательство в деятельность и нарушение профессиональной самостоятельности редакции; незаконное прекращение или приостановление деятельности средств массовой информации; нарушение права редакции на запрос и получение информации; незаконное изъятие или уничтожение тиража или его части; установление ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации (за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую тайну).

Журналист — это лицо, занимающееся сбором, созданием, редактированием или подготовкой материалов для средств массовой информации, связанное с ними трудовыми иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по их умолчанию.

Законом не ограничены формы препятствования законной профессиональной деятельности журналистов.

Принуждение к распространению или к отказу от распространения информации может быть выражено в указаниях, различных по содержанию угрозах, обещаниях выгоды или в совершении действий, намеренно препятствующих реализации профессиональных планов (увольнение, отстранение от работы и пр.), а также в угрозе этими действиями.

В тех случаях, когда такое принуждение сопряжено с причинением вреда безопасности личности или ее имущественным интересам, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Преступление является оконченным с момента совершения действий, препятствующих законной деятельности журналиста.

3. Деяния, предусмотренные ст. 144 УК РФ, могут быть совершены только с прямым умыслом. Мотив преступления не имеет значения для квалификации его по данной статье.

4. Субъект этого преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 144 УК является использование служебного положения лицом, препятствующим законной профессиональной деятельности журналиста. Использование служебного положения может иметь место как при осуществлении виновным своих должностных полномочий, так и в связи с отправлением иных служебных функций.

Главная | Уголовный кодекс РФ | Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Общество защиты прав потребителей в социальных сетях:

Статья 144 УК РФ. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

Новая редакция Ст. 144 УК РФ

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 144 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в подрыве конституционной гарантии свободы мысли и слова, свободы массовой информации, запрета цензуры, а также конституционного права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29 Конституции). Преступление нарушает право граждан на достоверную и полную информацию о происходящих в стране и за рубежом событиях, явлениях и процессах.

Комментируемая статья состоит из двух частей, закрепляющих основной и квалифицированный составы преступления, отражающие общественно опасные деяния, относящиеся к категории преступлений небольшой тяжести.

1.1. Основной объект преступного посягательства — общественные отношения, возникающие по поводу осуществления законной профессиональной деятельности журналистов в сфере распространения информации.

2. Объективная сторона составов преступления выражается в воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации.

2.1. Под профессиональной деятельностью журналистов понимается редактирование, создание, сбор или подготовка сообщений и материалов для редакции зарегистрированного СМИ на основе трудовых или иных договорных отношений журналиста с редакцией зарегистрированного СМИ либо по ее уполномочию (см. ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

2.2. Законный режим профессиональной деятельности журналиста определяется действующим российским законодательством.

2.3. Способами воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов являются: принуждение журналистов к распространению информации; принуждение журналистов к отказу от распространения информации.

2.4. Под распространением журналистом информации понимается доведение им информации до третьих лиц через СМИ или любым другим способом.

2.5. Средствами массовой информации и пропаганды (СМИ) являются периодические печатные издания, радио-, теле-, видеопрограммы, кинохроникальные программы, иные формы периодического распространения массовой информации.

К периодическим печатным изданиям относятся газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год.

Под радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программой понимается совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное название и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год (см. ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

2.6. Принуждение к распространению или отказу от распространения информации может осуществляться посредством применения насилия, угрозы применения насилия, угрозы увольнения, снижения в должности, распространения сведений, порочащих журналиста и его близких и т.д.

2.7. В установленных законом случаях права журналиста, в том числе на распространение информации, могут быть ограничены. Так, не допускается распространение информации: раскрывающей специальные технические приемы и тактику проведения контртеррористической операции; способной затруднить проведение контртеррористической операции и создать угрозу жизни и здоровью людей, оказавшихся в зоне проведения контртеррористической операции или находящихся за пределами указанной зоны; служащей пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма; о сотрудниках специальных подразделений, членах оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией при ее проведении, а также о лицах, оказывающих содействие в проведении указанной операции (см. ст. 2 ФЗ от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» ).
———————————
СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146.

В условиях чрезвычайного положения допускается ограничение свободы печати и других СМИ путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также временного изъятия или ареста печатной продукции, радиопередающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установления особого порядка аккредитации журналистов (см. п. «б» ст. 12 ФКЗ от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» ).
———————————
СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277.

Не допускается использование СМИ для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. Запрещаются распространение в СМИ, а также в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также распространение иной информации, распространение которой запрещено федеральными законами (см. ч. 1, 3 ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

2.8. Составы преступления по конструкции формальные. Преступление окончено (составами) в момент совершения действий, указанных в диспозиции коммент. статьи.

3. С субъективной стороны составы преступления характеризуются виной в форме прямого умысла. Мотив и цель для квалификации деяния как преступления значения не имеют.

4. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летного возраста.

5. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрен специальный субъект — лицо, использующее для облегчения совершения преступления свое служебное положение, т.е. полномочия и привилегии, предоставленные по службе. В качестве лица, использующего свое служебное положение, может выступать редактор, главный редактор, издатель, руководитель СМИ и т.д.

Другой комментарий к Ст. 144 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона характеризуется действием в виде воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста одним из двух указанных в законе способов: а) путем незаконного принуждения (в любой форме физического или психического воздействия, включая угрозу насилием, уничтожением или повреждением имущества, шантаж) к распространению информации либо б) путем незаконного принуждения (в любой форме физического или психического воздействия, включая угрозу насилием, уничтожением или повреждением имущества, шантаж) к отказу от распространения информации. Объектом воздействия при этом может выступать как сам журналист, так и его близкие.

2. Преступление является оконченным с момента совершения действий по воспрепятствованию законной профессиональной деятельности журналиста независимо от их фактической успешности.

3. Части 2 и 3 предусматривают квалифицированный и особо квалифицированный составы преступления. Реально примененное к журналисту или его близким насилие, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью, следует квалифицировать по совокупности со ст. 111 УК; менее тяжкие виды вреда здоровью охватываются ч. 3 комментируемой статьи.

Статья 144 ч2

Борис ПАНТЕЛЕЕВ,
юрист Центра экстремальной журналистики

Есть в ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года в разделе «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» весьма занятная статья, очень неприметная и почти невостребованная на сегодняшний день, но вызывающая массу вопросов при ближайшем рассмотрении. Речь идет о статье 144 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», состоящей из двух частей.

В старом Уголовном кодексе с 1991 года также была ст.140-1 с тем же названием «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», состоящая из трех частей. Отечественные законодатели ранее относили это преступление к разделу «Преступлений против политических, трудовых и иных прав и свобод граждан». В качестве санкции предусматривались исправительные работы, штраф, а в особо сложных случаях — лишение свободы на срок до двух лет. Не могу утверждать, что эта статья была сильно востребована, опытные юристы относили ее к категории экзотических, но вполне пригодных к использованию в силу практической ясности.

Казалось бы, все совершенно ясно с этим составом в целом, поскольку он прямо корреспондирует со ст. 29 Конституции РФ 1993 года.

В соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. поиск, получение, производство и распространение массовой информации не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации (ст. 1). Этот же Закон предусматривает уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в случаях ущемления свободы представителей средств массовой информации, то есть воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан и должностных лиц, а также государственных органов и организаций, общественных объединений.

Даже при первичном анализе старой и новой редакции статей, нового и новейшего комментариев к действующей норме замечаешь явные отличия. Что же произошло такого значительного в данной важной для всех сфере, что заставило законодателей существенно изменить конструкцию и содержание этой нормы? Особенно, видимо, интересно для журналистского сообщества какова динамика этих изменений?

Ответы на эти вопросы мы искали в официальных комментариях к действующему Уголовному кодексу. Конечно, желательно было бы обратиться непосредственно к правоприменительной практике. Однако, к большому сожалению, несмотря на все поиски мы не смогли найти за последние пять лет ни одного реального уголовного дела со вступившим в законную силу обвинительным приговором по ст.144 УК РФ.

Можно ли из этого сделать вывод, что такого рода правонарушений в России уже не совершается? Судя по текущим сообщениям СМИ — категорически нет! Может быть, дело в том, что у журналистов отказываются под различными предлогами принимать заявления о возбуждении уголовного дела? Это вряд ли! Так почему же имеющийся закон не применяется в полную силу?

Выпущенный в 1997 году под эгидой Генеральной прокуратуры РФ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации под общей редакцией Генерального прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева (Издание 2-е, измененное и дополненное) сообщает:

«Преступление, предусмотренное ст. 144 УК, посягает на свободу печати и других средств массовой информации. Объективная сторона преступления может быть выражена в действиях, которые препятствуют законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации. К воспрепятствованию законной профессиональной деятельности журналистов в соответствии со ст. 58 Закона о средствах массовой информации можно отнести: осуществление цензуры; вмешательство в деятельность и нарушение профессиональной самостоятельности редакции; незаконное прекращение или приостановление деятельности средств массовой информации; нарушение права редакции на запрос и получение информации; незаконное изъятие, а равно уничтожение тиража или его части; установление ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую тайну.

Этот перечень возможных форм воспрепятствования не является исчерпывающим. Все названные и другие действия, препятствующие законной профессиональной деятельности журналистов, образуют объективную сторону данного преступления лишь в случае, если воспрепятствование осуществлялось путем принуждения журналистов к распространению либо к отказу от распространения информации.

Под принуждением журналистов к распространению информации либо к отказу от ее распространения следует понимать самые различные способы воздействия, за исключением какого-либо насилия, повреждения имущества или его уничтожения, а также угроз насилием.

Способами воздействия на журналистов могут быть: шантаж, обещание продвинуть по службе либо, напротив, понизить и т.п.

Эти способы воздействия могут быть и способами принуждения журналистов к отказу от распространения информации. Здесь требование виновного состоит в нераспространении полученной журналистом информации, которую он хотел обнародовать.

Преступление, предусмотренное ст. 144 УК, считается оконченным с момента воспрепятствования путем принуждения журналиста к распространению либо к отказу от распространения информации.

Субъективная сторона этого преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он своими действиями препятствует законной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации, и желает совершить эти действия.

Мотивы деятельности виновного и цель его деятельности не влияют на квалификацию содеянного, они могут быть самыми разнообразными.

Субъектом преступления могут быть любые лица, достигшие возраста уголовной ответственности и вменяемые.

В ч. 2 ст. 144 УК предусмотрена повышенная ответственность, если те же деяния совершаются лицом с использованием своего служебного положения (специальный субъект). В этом случае виновный использует свои возможности, которые вытекают из его должностного положения, а также он использует свои служебные связи».

Итак, только психическое насилие уже достаточно для квалификации «принуждения» и полное безразличие законодателя к мотивам преступления, что, на наш взгляд, облегчает труд следователя.

А вот Комментарий к тому же кодексу, выпущенный в 2002 году под эгидой Верховного Суда Российской Федерации, ответственный редактор — Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева (Издание 2-е, дополненное и исправленное), на наш взгляд, существенно изменяет толкование этой нормы:

Во-первых, уточняется, что ст.144 относится к преступлениям, посягающим лишь на социально-экономические права и свободы. Статус охраняемого объекта, таким образом, очевидно понижается.

Текст самого комментария весьма лаконичен:

«Воспрепятствование законной деятельности журналистов (ст. 144 УК) ведет к ограничению трудовых прав журналиста, а также свободы печати или других средств массовой информации.

Журналист — это лицо, занимающееся сбором, редактированием, созданием или подготовкой материалов для средства массовой информации, связанное трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по уполномочию.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 144 УК, может заключаться либо в принуждении журналиста к распространению информации, либо в принуждении журналиста к отказу от распространения информации.

Принуждение заключается в незаконном психическом или физическом воздействии на журналиста. Чаще всего принуждение осуществляется путем угроз. Дача журналисту совета не публиковать ставшие ему известными сведения состава рассматриваемого преступления не образует.

Субъект рассматриваемого преступления — любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Совершение данного деяния лицом с использованием своего служебного положения образует квалифицированный вид преступления (ч. 2 ст. 144 УК)».

Теперь, как видим, в этом комментарии приоритет отдаётся трудовым правам журналиста. На практике это может толковаться еще уже, как разновидности редакционных конфликтов и споры хозяйствующих субъектов. Первоначальный смысл появления в 1991 году специфической нормы в российском праве как практической формы защиты конституционных прав граждан на получение всесторонней и оперативной информации оказывается утраченным. Особая миссия журналистов как служителей интересам гражданского общества вообще не признаётся.

Следующим шагом логично предположить полную декриминализацию состава и отнесение подобных правонарушений к сфере трудового, гражданского или арбитражного права.

Говоря о физическом воздействии на журналиста как новом признаке, охватываемом составом ст.144 УК РФ, авторы комментария не указали на то, какой именно объем насилия может быть признан минимальным и максимальным без дополнительной квалификации по совокупности с другими статьями. На первый взгляд, степень защиты журналистов в целом повышается, а фактически механизм реализации нормы становится менее понятным. Это также не способствует прояснению ситуации в каждом конкретном случае возбуждения и расследования уголовного дела.

Также необходимо отметить, что в новейшем комментарии совсем нет разъяснения субъективной стороны описываемого преступления, но вместе с тем фактически легализуются различного рода заинтересованное вмешательство и дружеские советы. Можно сказать, что предлагается «спасательный круг», универсальная индульгенция любому подозреваемому в совершении этого преступления. Если он твердо заявит следователю, что не «давил», а лишь «советовал» журналисту из самых добрых побуждений (например, заботился о семье и детях потенциального автора скандальной статьи), то никогда не станет обвиняемым, а, тем более подсудимым. Полагаем, что такое «напутственное слово» авторитетных юристов и высокопоставленных судей придает мало оптимизма как потерпевшим журналистам, так и тем более оперативно-следственным работникам.

Формально оба комментария имеют в равной степени рекомендательный характер. По общему правилу более поздний текст считается более точным. На один текст, наверное, будут ссылаться адвокаты, на другой — с тем же успехом — прокурорские работники. Указанные противоречия в двух аналогичных комментариях даже при наличии доброй воли явно не способствуют выработке единообразной судебной практики по указанной статье. По своему статусу этот комментарий, несомненно, будет новой настольной книгой прокуроров и судей при поиске решения любых правовых коллизий.

Какой же выход можно предложить в подобной явно неблагоприятной для сотрудников СМИ ситуации?

Видимо, журналистскому сообществу наконец-то нужно реально взять данную категорию дел под свой контроль, отслеживать корпоративно, доходят ли подобные факты до правоохранительных органов, как оперативно и качественно расследуются дела, направляются ли они своевременно в суд. Если в результате данного мониторинга будет установлено, что уголовные дела подобного рода в принципе не имеют «судебной перспективы» из-за дефектов законодательной базы или несогласованности действий правоохранительных органов и суда, то нужно оперативно ставить вопрос об изменении действующей нормы УК, приведении ее в соответствие с потребностями практики.