Ст 228 ч 2 ук рф приговоры практика

ст. 228 УК РФ Судебная практика — Незаконное приобретение, хранение и перевозка наркотических средств

Судебная практика по ст. 228 Уголовного Кодекса РФ — Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ:

ПРИГОВОРЫ СУДОВ ПО СТ. 228 УК РФ:

Приговор суда ч. 2 ст. 228 УК РФ условный, сроком на три года
Признать ЕРМАКОВА А.Е. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на ТРИ года, без штрафа.
На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение ТРЕХ лет.

Приговор суда Бутырского районного суда Москвы от 10 ноября 2013 г.
ч.2 ст.228 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ — незаконные приобретение, хранение без цели сбыта психотропных веществ в особо крупном размере.

Кассационное определение Верховного суда РФ об отмене приговора суда по ч. 1 ст. 228 УК РФ
по приговору Железнодорожного районного суда г. Пензы от 28 декабря 2010 года от назначенного наказания по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года N 87-ФЗ) — освободить.

Приговор по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить
в части осуждения по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ по преступлению от 12.02.2009 приговор отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании ч. 1 п. 2 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях Б.В. состава преступления.

Приговор по ч.1 ст. 228 УК РФ условный сроком на два года
признатьФИО1виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года.
На основании ст. 73 УК РФ назначенноеФИО1наказание считать условным с испытательным сроком два года. ОбязатьФИО1в течение испытательного срока не нарушать общественный порядок, один раз в месяц являться на регистрацию в уголовно – исполнительную инспекцию по месту жительства.

Приговор суда ч. 2 ст. 228 УК РФ условный, сроком на три года
Признать ХАЛАТЯНА С.С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на ТРИ года, без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение ТРЕХ лет.

Компенсация морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности и содержание под стражей
Приговором Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 октября 2011 года оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, за отсутствием в его деянии состава преступления

Ст 228 ч 2 ук рф приговоры практика

член методической комиссии

Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

кандидат юридических наук, доцент

Некоторые замечания по вопросам

защиты по делам о наркопреступлениях

Часть 1. АНАЛИЗ ПРИГОВОРОВ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ статьей 228 УК

в районных судах Санкт-Петербурга

Предисловие. В феврале этого года в рамках методической работы Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и Института адвокатуры, правовых исследований и медиации нами был прочитан курс лекций «Защита по уголовным делам о наркотических средствах и психотропных веществах» , где подробно рассматривались вопросы методики и тактики защиты по данной категории дел. Однако, при проявленном адвокатами интересе к данной теме, было замечено, что несмотря на внушительную статистику дел о наркопреступлениях, с практическим применением по ним методических рекомендаций по работе стороны защиты есть определенные проблемы, причем именно в вопросе практической целесообразности их применения. То есть де-факто речь идет, ни много – ни мало, о целесообразности оказания надлежаще полной юридической помощи обвиняемым по данной категории дел, большинство из которых, как мы знаем, рассматриваются судами в особом порядке после достаточно сокращенного периода предварительного расследования. Об этом же говорит и практика консультаций граждан на сайте « Правовые консультации по делам, связанным с наркотиками » — http://www.hand-help.ru/doc2.html .

Иными словами, объективно существует дилемма – защищаться или нет, если тебе предъявлено обвинение в наркопреступлении без цели сбыта. Наличие такой дилеммы предполагает, что решают ее граждане иной раз в пользу отказа от доступных средств защиты и согласия с любым обвинением, если оно предъявлено в разумных пределах.

Когда при таком выборе обвиняемого власти в лице следователя, прокурора и судьи надлежаще выполняют требования статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса – о назначении уголовного судопроизводства, то и проблемы вроде как быть не должно – в разумный срок виновному будет назначено справедливое наказание, а необоснованное обвинение будет надлежаще пересмотрено и невиновный будет защищен от уголовного преследования.

Юристы знают, что дела о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотиков сравнительно просты в доказывании. Здесь зачастую нет сложных многомесячных судебных экспертиз, необходимости тщательных и повторных осмотров мест происшествия, установления широкого круга свидетелей, а подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК) обстоятельства сравнительно типичны и просты. Но не теряется ли за этой простотой суть назначения уголовного судопроизводства – в этом собственно мы и хотели бы разобраться, начиная данную серию публикаций.

Известно, что главный документ, для которого работают все участники уголовного судопроизводства – это приговор суда. Де-факто только его содержание и интересует гражданина, оказавшегося в сфере уголовной юстиции. Поэтому мы предлагаем начать работу с анализа приговоров судов по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 228 УК, чтобы читатель, как грамотный путешественник по маршруту судопроизводственной практики, мог для начала сложить представление о конечной точке своего маршрута – куда все-таки этот маршрут обычно всех до него приводил.

Для изучения нами использована база судебных актов — http://sudact.ru/ , из которой были взяты приговоры 11 районных судов Санкт-Петербурга за второе полугодие 2012 г. – первое полугодие 2013 г. по делам ст. 228 УК. По одному из судов выборка приговоров ст. 228 УК была сделана за три года (2010 – 2012 гг.). Общая характеристика эмпирической базы исследования:

Наименование районного суда Санкт-Петербурга

Количество приговоров, ст. 228 ч.ч. 1 и 2 УК

Красногвардейский, 4 квартал

Всего по 11 районным судам

Из общего числа приговоров, представленных на вышеуказанном сайте (на момент составления выборки) процент приговоров по делам о преступлениях ст. 228 ч.ч. 1 и 2 УК составил :

Процент дел (приговоров), ст. 228 УК

В среднем по 11 райсудам

Если полагать, что использованная нами база судебных актов отражает реальную статистику рассматриваемых судами дел, то дела о преступлениях ст. 228 УК составляют около половины уголовных дел, рассматривавшихся районными судами. Если официальная судебная статистика несколько иная, то все равно дел о преступлениях ст. 228 УК достаточно много .

В подавляющем большинстве случаев дела о преступлениях ст. 228 УК были рассмотрены судами в особом порядке главы 40 УПК . При этом процент дел о преступлениях ст. 228 УК, рассмотренных в общем порядке , составил :

Всего приговоров (дел) ст. 228 УК

Из них по делам, рассмотренным в общем порядке

В среднем по 11 райсудам

То есть, 94 из 100 уголовных дел о преступлениях ст. 228 УК, судя по данной выборке приговоров, были рассмотрены судами в особом порядке по правилам главы 40 УПК, т.е. без исследования судом доказательств. Сразу отметим, что все 707 изученных нами приговоров – обвинительные , ни одного оправдательного на указанном сайте за вышеуказанный период представлено не было.

При анализе вышеприведенной эмпирической базы в настоящей статье мы рассмотрим только два вопроса, носящие, на наш взгляд, общий для районных судов характер – это обоснованность приговоров в части осуждения лиц за приобретение наркотиков и вопросы административных задержаний.

Обоснованность приговоров в части осуждения лиц за приобретение наркотиков. С учетом большого процента рассмотренных в особом порядке (без исследования доказательств в судебном заседании) дел о преступлениях ст. 228 УК следует напомнить требование части 7 статьи 316 УПК : если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу , то он постановляет обвинительный приговор . Иными словами, гарантии соблюдения статьи 6 УПК о назначении уголовного судопроизводства законодатель при особом порядке судебного разбирательства связывает, прежде всего, с компетентностью судьи, к которому предназначенное к рассмотрению в особом порядке дело поступило.

Вначале два слова об уголовно-правовых вопросах. Преступления, предусмотренные статьей 228 УК, как известно, относятся к т.н. « альтернативным составам » (см., подробнее, например, Википедию и др. источники), т.е. диспозиция указанной статьи содержит указание не на одно преступное действие, а на несколько вариантов, каждый из которых либо все вместе образуют состав преступлени я. В доктринальных комментариях также используется термин сложный состав преступления , составные преступления . При этом указывается, что преступление с альтернативным составом следует считать оконченным с момента совершения хотя бы одного из деяний , предусмотренных в данном составе .

Вопросы, которые должен разрешить суд при постановлении приговора (независимо от порядка рассмотрения дела) определены статьей 299 УПК , и начинаются они с вопроса доказанности события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 299 УПК). Например, при слушании уголовного дела с участием коллегии присяжных ( суд факта ), первый и основной вопрос, на который присяжные (обычные граждане) отвечают – имело ли место событие преступления, т.к. вопрос этот, как все понимают, один из важнейших.

Для преступлений ст. 228 УК, как известно, право на слушание дела с участием присяжных не предусмотрено – есть только право на рассмотрение дела профессиональным судьей, при котором, конечно же, судья надлежаще учитывает статью 73 УПК о подлежащих доказыванию обстоятельствах, в пункте 1 части 1 которой применительно к событию преступления прямо указано, что доказыванию подлежит в т.ч. время, место и способ совершения преступления. Права на рассмотрение дела коллегией из трех судей данная статья также не предусматривает – см. ст. 30 УПК .

Представляется также, что оценивая достаточность собранных по делу доказательств, следует учитывать часть 2 статьи 77 УПК , согласно которой признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по делу доказательств .

То есть, при рассмотрении дел в особом порядке часть 7 статьи 316 во взаимосвязи с частью 2 статьи 77 УПК исключает возможность постановления обвинительного приговора на основе только показаний обвиняемого, даже в случае его согласия с предъявленным обвинением. Варианты «дополнения» доказательственной базы протоколами проверок показаний обвиняемого на месте проблему не решают, т.к. данное следственное действие по своей сути также является показаниями обвиняемого.

Возвращаясь к вышеупомянутому понятию альтернативный состав преступления , нельзя не обратить внимание, что суды (как в особом, так и в общем порядке) нередко выносят обвинительные приговоры, в которых устанавливают вину лица не только в хранении наркотиков, но и в их приобретении. И если хранение лицом наркотиков обычно подтверждено совокупностью доказательств – протокол изъятия, показания понятых и т.д., то их приобретение нередко доказано только показаниями обвиняемого, которые в большинстве случаев дополняет лишь постановление о выделении в отдельное производство материалов о совершении сбыта наркотиков неустановленным лицом.

Для преступлений, предусмотренных статьей 228 УК, достаточно доказать, что имело место хотя бы одно из перечисленных в диспозиции статьи деяний, и вроде бы для вынесения приговора было бы достаточно установить, что обвиняемый хранил до момента задержания и изъятия наркотическое средство или психотропное вещество . Однако, как видно из ниже приведенной таблицы и содержания таблиц приложений , суды почему-то идут дальше, признавая лицо виновным как в хранении наркотиков, так и в их приобретении.

Приобретение наркотиков осужденным было установлено судами с вероятным нарушением ч. 2 ст. 77 УПК (т.е. лица были осуждены в т.ч. и за приобретение наркотиков) – в 41 проценте изученных нами приговоров:

Лица осуждены за приобретение наркотиков

В процентах от вынесенных приговоров

Характерные формулировки установленных судами событий альтернативного (сложного) преступления ст. 228 УК приведены в таблицах приложений к статье . При этом обращают на себя внимания достаточно многочисленные примеры, когда в приговоре суда в части установления приобретения наркотиков с грубым нарушением п.1 ч. 1 ст. 73 УПК даже не конкретизируется, каким способом лицо эти наркотики приобрело – нашел, получил в дар, купил и т.д. Если в приговоре указывается, что наркотики были приобретены у неустановленного лица, то и в этих случаях нередко (но не всегда) из приговора нельзя понять способ приобретения – купил, получил в дар, обменял и т.д.

Характерны и сами по себе изложенные в приговорах явно на основе одних только показаний обвиняемых обстоятельства приобретения – за 10 минут до задержания нашел на автобусной остановке 0,5 кг гашиша, купил не позднее момента задержания или получил в дар от неустановленного лица в клубе и через 5 минут был задержан и т.д. Иной раз суды в приговорах, описав внешне несколько странные, даже для далекого от наркотиков и юриспруденции человека, обстоятельства приобретения, затем сообщают, что суд рассматривает такие показания лица, как свидетельство его активного содействия установлению истины по делу, свидетельство полного раскаяния, осознания степени опасности своих действий и т.д. Надо сказать, что практикующие адвокаты к таким приговорам уже привыкли, но проблема то состоит в том, что почти в половине изученных нами приговоров лица были осуждены в т.ч. за приобретение наркотиков, скорее всего, необоснованно. Во-первых, обстоятельства приобретения, судя по всему, были установлены только на показаниях обвиняемого, а во-вторых, изложенные в приговоре в качестве установленных обстоятельства приобретения наркотика сами по себе вызывают некоторые сомнения (см. подробнее таблицы приложения ).

Возразить здесь можно лишь то, что объективно существует якобы общепринятая практика вынесения приговоров по делам ст. 228 УК в особом порядке в строгом соответствии с представленным суду обвинением. Поэтому если предварительное следствие установило событие приобретения наркотиков, то обвиняемый в случае вынесения судом обвинительного приговора должен быть осужден в т.ч. и за это преступное деяние.

Но данный тезис опровергает все так же вышеприведенная статистика приговоров – более чем в половине случаев суды все-таки осуждают лицо исключительно за хранение наркотиков с неустановленного времени до момента задержания и изъятия . Причем интересно, что практика вынесения приговоров с осуждением лиц по ст. 228 УК за приобретение наркотиков существенно различается между районными судами. Так, например, примерно в 90% вынесенных Октябрьским и Смольнинским районными судами приговоров была установлена вина осужденных как в хранении, так и в приобретении наркотиков, в то время как в Калининском и Московском районных судах таких приговоров всего 6 процентов (по изученной нами выборке, конечно).

Несколько прояснить такую ситуацию может сравнение приговоров, вынесенных судьей Смольнинского районного суда Б. по делам, которые судья рассмотрела в особом и в общем порядке.

Так, по делу 1 – 383 / 12 , в особом порядке, суд в приговоре установил вину Ч. в том, что он 25.05.12 около 19:30 по адресу… нашел 2,26 г гашиша, которые хранил до задержания в тот же день в вестибюле ст.м. «….». Аналогично по делу 1 – 320 / 12 той же судьей при вынесении приговора (особый порядок) было установлено, что М. 11.04.12 около 12:50 в ресторане быстрого питания по адресу… нашел 11,06 г гашиша (куском) и хранил до задержания на платформе №… Московского вокзала и т.д. Понятно, что свидетели – очевидцы того, как обвиняемые нашли изъятые у них наркотики (т.е. прохожие), вряд ли были установлены, т.е. лишь сами обвиняемые дали показания о своих находках.

Однако, при рассмотрении дела 1 – 314 / 12 в общем порядке та же судья в приговоре указывает буквально следующее:

Суд исключает из объема предъявленного И. обвинения действия, связанные с незаконным приобретением им наркотического средства и психотропного вещества в крупном размере каждого.

Так, из показаний Ив. следует, что наркотическое средство и психотропное вещество им было им приобретено 26.04.2012 года около 12 часов у неизвестного ему мужчины кавказской национальности за 1500 рублей на Санкт-Петербурга, после чего он хранил данные наркотическое средство и психотропное вещество для личного употребления при себе до момента его задержания.

Вместе с тем факт приобретения Ив. наркотического средства и психотропного вещества при данных обстоятельствах, кроме показаний самого подсудимого, ничем не подтвержден.

При этом суд учитывает, что в соответствии со ст.77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств .

Представляется, что именно здесь и имело место правильное применение судом вышеуказанных требований процессуального закона к обвинительному приговору. Однако откуда такая избирательность? Применяется ли судами право ст. 237 УПК по собственной инициативе возвратить дело прокурору для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта, право вынести обвинительный приговор лишь в надлежаще доказанной части обвинения, или же (что проще) применяет ли прокурор свое право отказаться от предъявленного обвинения в части (см. ст. 246 УПК об участии государственного обвинителя)? Здесь то же есть, но правда, опять же единичные, примеры, положительной судебной практики, и то же в Смольнинском районном суде , у той же судьи Б. – по делу 1 – 155 / 10 :

В прениях сторон государственный обвинитель отказался от предъявленного З. обвинения в части незаконного приобретения без цели сбыта наркотических средств в крупном размере (по преступлению от 15.04.2010 г.).

С учетом совокупности исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств суд считает позицию государственного обвинителя в данной части обоснованной и исключает из объема предъявленного З. обвинения по ст.228 ч.1 УК РФ, действия связанные с незаконным приобретением без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, поскольку суду не представлена совокупность достаточных, бесспорных и объективных доказательств, устанавливающих фактические обстоятельства совершения З. указанного деяния . Так, не установлено, когда, где и при каких обстоятельствах подсудимый приобрел указанное наркотическое средство — смесь, содержащую героин (диацетилморфин), массой 0,702 грамма…

Общеизвестно, что назначаемое судами наказание за совершение преступлений ст. 228 УК не зависит от того, установлена судом вина лица только в хранении наркотиков или же еще и в их приобретении. Однако, обсуждение вышеобозначенной проблемы со следователями, иными работниками правоохранительных органов, научными работниками говорит о том, что проистекает эта проблема из требования прокуратуры устанавливать по каждому уголовному делу о хранении наркотиков обстоятельства их приобретения, выделяя об этом в обязательном порядке материалы о совершении преступления о сбыте наркотиков, на основании части 1 статьи 155 УПК . И вот здесь уже действительно возникает целый «клубок» серьезных практических проблем.

Во-первых, изложенные в приговорах (см. таблицы ) обстоятельства приобретения наркотика иной раз кажутся даже неправдоподобными, в любом случае, явно требуют проверки, в т.ч. того, как обстоятельства приобретения были установлены. Рассматривать их в качестве установленных судом фактов было бы неосмотрительно.

Во-вторых, обсуждаемая практика создает проблемы для следователей и оперативных работников, изложенные, например, в статье Фонтанки.ру «Полицейских отучили ловить наркотики» , а теоретическое ее обоснование достаточно понятно изложено в статье кандидата юридических наук, заместителя начальника Сибирского юридического института ФСКН Калугина А.Г. « Обоснованность выделения в отдельное производство уголовных дел в отношении неустановленных сбытчиков наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов» , представленной в АПС «Консультант+» по ссылке (журнал «Наркоконтроль». 2010. №2). Речь идет о законности требований прокуратуры применять часть 1 статьи 155 УПК , учитывая, что указанное процессуальное требование о выделении в отдельное производство материалов об ином преступлении содержит существенное условие – событие иного преступление не должно быть связано с расследуемым . Но более подробно об этих вопросах мы поговорим в следующей части серии публикаций, т.к. для защиты прав и законных интересов привлекаемых по делам ст. 228 граждан эти процессуальные проблемы, как ни странно, имеют весьма определенное практическое значение.

Здесь же отметим, что не во всех районах следственные органы включают в объем обвинения при окончании расследования действия по приобретению наркотиков. Так, например, из приговора Калининского районного суда , где за незаконное приобретение наркотиков лица осуждаются сравнительно редко (6% приговоров ст. 228 УК), по делу 1 – 695 / 12 видно, что несмотря на указание обвиняемым на обстоятельства приобретения наркотиков, в объем обвинения приобретение не включалось, и лицо это было осуждено только за хранение наркотического средства:

Вину Гу . в совершении незаконного хранения без цели сбыта психотропных веществ… Допрошенный в судебном заседании подсудимый Гу .. свою вину инкриминируемом ему преступлении признал полностью и показал, что 02.05.2012г. он в кв. Х приобрел амфетамин, совместно с К. и Д. употребили его, оставшийся амфетамин он забрал себе для личного употребления , при выходе из парадной по указанному адресу их задержали…

Аналогично по делу 1 – 57 / 12, рассмотренном Московским районным судом в отношении Го.:

По поводу изъятого Го. пояснил, что нашел пакетик с «амфетамином» у станции метро «Московская» в Санкт-Петербурге и оставил себе для личного потребления….

Но в объем обвинения, а затем и в приговор суда приобретение наркотика включено все-таки не было.

Аналогично, в Красногвардейском районе – из приговора суда по делу 1 – 906 / 12 видно, что в деле имелись показания Са., данные им еще в статусе подозреваемого и оглашенные в судебном заседании

… о том, 17.07.2012 года он приобрел героин на 1000 рублей, после чего с целью употребления героина он зашел в парадную , и когда он находился на лестничной площадке между третьим и четвертым этажами к нему подошли двое мужчин в гражданской одежде представились сотрудниками полиции …

Но в объем предъявленного Са. обвинения приобретение наркотика опять же не включалось.

Иными словами, и на уровне прокуратур, а также следственных органов районов Санкт-Петербурга методические подходы к формулированию обвинения также разнятся в части применения статьи 77 УПК. Однако, такие закономерности ( зависимость содержания приговоров от редакции обвинения ) вызывают сожаление уже с точки зрения оценки работы судов, но это отдельная тема, выходящая за рамки проблем правоприменительной и судебной практики о преступлениях статьи 228 УК.

В настоящей же статье мы лишь констатируем, что в изученной нами выборке из 707 приговоров 11 районных судов Санкт-Петербурга существует проблема их обоснованности в части осуждения лиц за приобретение наркотиков, наряду с их хранением . При этом практика вышестоящего (Санкт-Петербургского городского) суда по этим вопросам нами не изучалась, и нельзя сказать, сколько часто кассационным (до января 2013 г.) или апелляционным судами выносились решения об изменении приговоров в части исключения из них осуждения лиц за приобретение наркотиков. Но представляется, что эффективность данной меры гарантий выполнения статьи 6 УПК зависит от желания сторон обжаловать вынесенный по делу приговор. Кстати, напомним, что есть еще надзорный порядок обжалования приговоров, и такие основания, как осуждение лица за приобретение наркотиков на основе одних лишь его показаний – см. подробнее раздел XV УПК . Мы отметили, что назначаемое судами наказание по статье 228 УК не зависит от того, установлена вина лица только в хранении наркотиков или также в их приобретении. Но есть небольшая оговорка.

Ведь одно дело, когда человек покупал наркотики у неустановленного сбытчика и затем был с этими наркотиками задержан. Совсем другое дело, если бедняга по пути следования нашел эти наркотики и зачем-то подобрал, толком не зная, что с ними делать. А затем (после задержания) ему подробно объяснили, что состав преступления статьи 228 УК формальный, и способ приобретения (нашел или купил) ни на что не влияет, о чем в итоге, уже осужденный, читает в приговоре суда по своему уголовному делу.

В любом случае, справедливые уточнения (изменения) вступившего в законную силу приговора полезны, а иной раз (все зависит от доводов) могут привести и к какому-то изменению наказания, если вышестоящий суд усмотрит к тому достаточные основания.

Вторая практическая проблема, выявленная при анализе приговоров, состоит в проверке судами обстоятельств задержания лица и изъятия у него наркотиков. Связана она с имеющей место (но лишь в ряде подразделений правоохранительных органов) практикой задержания лиц за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП – мелкое хулиганство , событие которого типично просто – ругался нецензурной бранью.

Из общежитейских соображений можно обоснованно полагать, что лица, как это указывается в приговорах, осознающие незаконный характер своих действий по хранению запрещенных к обороту веществ, находясь во вменяемом состоянии, не должны привлекать внимание сотрудников полиции громкой нецензурной бранью в общественных местах – во избежание того, чтобы быть задержанными за мелкое хулиганство.

При этом известно, что обстоятельства задержания могут иметь существенное значение как для доказывания факта изъятия у лица наркотиков (т.е. проверка законности изъятия), так и для исчисления срока содержания под стражей, если по делу применен арест обвиняемого – срок ареста следует считать именно с момента фактического задержания.

Про задержание за совершение административного правонарушения (обычно ст. 20.1 КоАП – мелкое хулиганство) в проанализированных нами приговорах суды упоминают:

Из них приговоры, в которых указывается на задержание лица за совершение административного правонарушения

Известно, что административное правонарушение ст. 20.1 КоАП ( мелкое хулиганство ) не может никоим образом поглощаться преступлением ст. 228 УК , т.к. данные события противоправных деяний никак между собой не взаимосвязаны.

Кодекс об административных правонарушения в целом указывает на необходимость реализации тех же конституционных принципов, которые обеспечиваются статьей 6 УПК. В частности, о них говорят ст.ст. 1.5, 1.6 , 24.1 , а также п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП , причем последняя норма говорит о событии административного правонарушения.

В отличие от уголовно-процессуального законодательства, административное законодательство не содержит безусловного требования согласия лица на прекращение в отношении него административного преследования. Но в постановлении от 16.06.09 г. №9-П по делу о проверке конституционности ряда положений ст.ст. 24.5, 27.1, 27,3, 27.5 и 30.7 КоАП… Конституционный Суд РФ внес определенность в данном вопросе, в частности указав:

Само по себе то обстоятельство, что задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности и не предстало перед судом, не обязательно означает, что задержание было незаконным и нарушало требования статьи 22 Конституции Российской Федерации и подпункта «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции. Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как предварительной меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности. Требования, обусловливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу.

Административное задержание является правомерным, если оно, отвечая критериям, вытекающим из статей 22 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с подпунктом «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обусловлено характером правонарушения и необходимо для последующего исполнения решения по делу об административном правонарушении…

Административное задержание, предусмотренное частью 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации, может считаться законным лишь в том случае, если оно осуществляется в целях, определяемых предписаниями Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо для их достижения и является соразмерным. Следовательно, такое административное задержание не может быть признано законным, если оно применялось должностным лицом хотя и в рамках установленных законом полномочий, но с нарушением указанных целей и критериев, при отсутствии достаточных оснований, произвольно или тем более сопровождалось злоупотреблением властью

Соответственно, прекращение производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием события или состава административного правонарушения, а также по каким-либо иным основаниям не может служить препятствием для обжалования незаконного применения административного задержания как принудительной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Иное нарушало бы гарантированные Конституцией Российской Федерации право на свободу и личную неприкосновенность (статья 22), а также право на судебную защиту (статья 46) и противоречило бы принципам законодательства об административных правонарушениях, в частности принципу законности (статья 1.6 КоАП Российской Федерации).

С июня 2012 года подсудность дел об административных правонарушениях ст. 20.1 КоАП определена за районным судом – ст. 23.1 КоАП . При этом прекращение производство по делу об административном правонарушении определено ст. 28.9 КоАП – об этом также выносится постановления опять же со ссылкой на ст. 24.5 КоАП, т.е. указываются в т.ч. и основания прекращения. Если дело об административном правонарушении было, то по нему должно быть надлежащее решение, принятое в рамках не уголовного, а именно административного судопроизводства – судебное решение или решение уполномоченного лица о прекращении по нему производства, в т.ч. с указанием оснований прекращения (для судопроизводства уголовного здесь важна будет лишь оценка вопроса о наличии события административного правонарушения).

Однако, изученные нами приговоры судов не позволяют полагать, что по всем делам суды проверяют соблюдение данного условия . Из приговоров по делам, рассмотренным в особом порядке, мы конечно не можем сказать, как судья оценивал материалы дела в части обстоятельств административного задержания (начиная с законности задержания), но из приговоров, вынесенных в общем порядке, видно, что ни один из них не упоминает про наличие или отсутствие процессуального решения по делу об административном правонарушении ст. 20.1 КоАП, даже при условии, что стороной защиты обстоятельства задержания оспариваются. В то же время, без изучения непосредственно самих материалов дел, по которым были вынесены приговоры, конечно же нельзя категорически утверждать, что по всем делам предусмотренные КоАП решения в материалах уголовных дел отсутствовали. Но по отдельным приговорам (описательно-мотивировочная часть) видно, что сторона защиты обстоятельства задержания оспаривает, а суд при оценке доводов защиты ссылается на протокол задержания, показания сотрудников полиции и т.д., но ссылок на итоговое решение по административному делу нигде нет.

Выдержки из приговоров судов по рассмотренным в общем порядке делам см. таблицы приложений (например, Смольнинский районный суд , Калининский районный суд ) показывают, что суть обсуждений вопросов задержания в приговорах сводится к тому, что у суда есть основания доверять показаниям производивших административное задержание сотрудников полиции, но о причинах, по которым суды не истребуют в рамках полномочий ч. 1 ст. 86 УПК решения по административному материалу, в приговорах не сообщается, равно как вообще никогда о таких решения не упоминается.

Если такие решения по делам были, то не понятно, что оспаривала сторона защиты при наличии вступившего в законную силу решения суда по делу ст. 20.1 КоАП или неотмененного иного решения по административному материалу. Если их не было, то нельзя сказать, что доводы суда в части оценки обстоятельств задержания основаны на надлежаще полно проведенном судом исследовании обстоятельств.

С учетом существенных претензий граждан к действиям сотрудников полиции по административному задержанию лиц, а также значения законности такого задержания для доказывания по делам о преступлениях ст. 228 УК, было бы правильным истребовать в каждом случае рассмотрения уголовного дела, содержащего материалы об административном задержании, принятое итоговое решение по административному делу . В отсутствие такового никогда нельзя понять, следует доверять показаниям сотрудников полиции об обстоятельствах административного задержания или нет.

Наконец, определенный практический интерес, правда, выходящий за рамки поставленных нами задач, представляют назначенные судами наказания.

Назначаемые приговорами судов наказания варьируются и не могут обобщаться путем простой статистической обработки. Однако, с учетом обращений о фактах запугивания сотрудниками правоохранительных органов впервые привлекаемых за хранение наркотиков лиц суровыми и многолетними сроками лишения свободы (со ссылками на санкции статьи) предлагаем читателю ориентироваться на приведенные к настоящей статье приложения . Отметим лишь, что практика назначения судами наказаний по различным районам в пределах одного субъекта федерации (Санкт-Петербург) в целом достаточно стабильна и явно опровергает утверждения о том, что суды назначают слишком суровые наказания по данной категории дел.

Также считают, будто несогласие с предъявленным обвинением, оспаривание его полностью или в части, т.е. рассмотрение дела в общем порядке может привести к более суровому наказанию. Бывает, что не только следователи, но и прокуроры говорят: согласитесь с обвинением и получите минимальный срок, а хотите разбирать свое дело подробно (т.е. в общем порядке), наказание получите выше. Однако, по проанализированным нами 707 приговорам судов, нельзя сказать, что данный тезис нашел надлежащее подтверждение, хотя повторимся, в общем порядке дела ст. 228 УК суды рассматривали редко.

Приговор в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

27 марта 2017 г.

Судья Железнодорожного районного суда Сорокина О.П.,

С участием государственного обвинителя — помощника Куйбышевского транспортного прокурора ФИО3,

подсудимого ФИО1, его защитника – адвоката ФИО4, представившего удостоверение № и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

при секретаре ФИО5, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Даудова ФИО14, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца гражданина РФ, со средним образованием, холостого, работающего разнорабочим на стройке, зарегистрированного по адресу: , проживающего по адресу: 13, ранее судимого:

ДД.ММ.ГГГГ Трусовским районным судом по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по двум эпизодам) ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК строгого режима,

ДД.ММ.ГГГГ Наримановским районным судом по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по приговору от ДД.ММ.ГГГГ окончательно 3 года лишения свободы в ИК строгого режима; постановлением Теучежского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ не отбытая часть наказания 3 месяца 25 дней заменена на исправительные работы на срок 3 месяца 25 дней с удержанием из заработка 20 % в доход государства, освобожден из ФКУ ИК-1 ДД.ММ.ГГГГ; ДД.ММ.ГГГГ наказание отбыто,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л :

ФИО1 совершил незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, при следующих обстоятельствах.

Так он, имея умысел на незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере, с целью личного употребления, заведомо зная, что наркотические средства запрещены к свободному обороту на территории Российской Федерации, ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 15 часов 00 минут, находясь в парке Щорса, расположенном в , путём находки, без цели сбыта незаконно приобрел бумажный сверток с наркотическим средством — N-(1-карбамоил-2,2-диметилпроп-1-ил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, которое является производным наркотического средства N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1- (фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, массой 0,52 грамма, который поместил в правый передний карман своих джинсовых брюк, надетых на нём, где незаконно хранил без цели сбыта, проследовав к месту своего жительства по адресу: , ул. 3-я просека, .

ДД.ММ.ГГГГ, в неустановленное следствием время, ФИО1, имея при себе в незаконном хранении, без цели сбыта вышеуказанное наркотическое средство в крупном размере в бумажном свертке, проследовал от места своего жительства, к железнодорожной станции Самара, расположенной в , где в безлюдном месте употребил часть приобретенного им вышеуказанного наркотического средства, после чего оставшуюся часть наркотического средства в крупном размере ФИО1 поместил в пачку из под сигарет «Winston», которую поместил в правый передний карман своих джинсовых брюк и проследовал к посадочной платформе № железнодорожной станции Самара.

ДД.ММ.ГГГГ, в 10 часов 20 минут, находясь на посадочной платформе № железнодорожной станции Самара, расположенной в , ФИО1 был выявлен сотрудниками полиции Средневолжского ЛУ МВД России на транспорте и в 10 часов 35 минут доставлен в комнату полиции здания железнодорожного вокзала станции Самара, расположенного по адресу: , 1, где в ходе осмотра места происшествия, проведенного в период с 10 часов 40 минут до 11 часов 00 минут, у ФИО1 в правом переднем кармане джинсовых брюк, надетых на нём, был обнаружен и изъят бумажный сверток с наркотическим средством – N-(1-карбамоил-2,2-диметилпроп-1-ил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, которое является производным наркотического средства N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1- (фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, массой 0,52 грамма (согласно справке эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ и заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ), которая относится к крупному размеру.

Подсудимый ФИО1 в судебном заседании свою вину не признал, и показал, что ДД.ММ.ГГГГ, около 07 часов утра он из своего дома выехал к железнодорожному вокзалу , с целью трудоустройства. Не решив вопрос с трудоустройством, около 9 часов утра, он решил вернуться домой. Примерно в 200 метрах от платформы пригородного вокзала , следуя пешком по пешеходной тропинке он на земле заметил лежащую пачку из-под сигарет «Winston» синего цвета. Так как он курит сигареты, то решил её подобрать и посмотреть есть внутри данной пачки сигареты. Подняв данную пачку, он увиделвнутри неё сигареты и белый бумажный сверток, который развернул и увидел, что внутри него растительное вещество, и он подумал, что это табак-самосад. Затем он достал из найденной пачки одну сигарету, выпотрошил из нее табак и внутрь данной сигареты засыпал растительное вещество из свертка, с целью попробовать данный табак, а остаток растительного вещества, находившегося в свертке, он обратно запаковал в данный сверток и убрал обратно в найденную пачку сигарет «Winston». Данную пачку со свертком он убрал в карман своих джинсовых брюк и проследовал дальше. Около платформы пригородного вокзала , он закурил данную сигарету, сделав 2-3 затяжки, после чего понял, что это не табак так его самочувствие ухудшилось, а именно у него появилось головокружение, тошнота, при этом ему становилось то холодно, то жарко. Поняв, что в свертке запрещенное к употреблению вещество, он решил его не выкидывать, так как его мог кто-нибудь найти и употребить, а решил выдать сотрудникам полиции, которые находятся на вокзале. Поднявшись на платформу № пригородного вокзала , он увидел сотрудника полиции, к которому решил подойти и выдать вещество часть которого употребил, а поэтому подбежал к сотруднику полиции. На тот момент самочувствие его ухудшалось, стало плохо, поэтому его поведение со стороны могло показаться неадекватным. Подойдя к сотруднику полиции, он попросил его остановиться и сказал ему, что нашел вещество, часть которого употребил от чего ему стало плохо, а оставшуюся часть он хочет ему выдать, чтобы больше никто не смог его употребить. Он начал содержимое своих карманов выкладывать на платформу перед сотрудником полиции, в том числе и найденную им пачку сигарет в которой находился сверток с веществом, свой телефон, ключи от квартиры, банковскую карту, затем снял свою куртку и стал показывать содержимое своих карманов, снял свои носки, чтобы доказать, что более при нем ничего не имеется. За происходящим наблюдал дворник – молодой парень, который проходя мимо, подошел к ним. Сотрудник полиции сказал, чтобы он собрал свои вещи с платформы и проследовал с ним в медпункт для оказания ему медицинской помощи и для оформления добровольной выдачи указанного вещества. Вместе с сотрудником полиции они направились в здание вокзала, а находясь в здании вокзала, он проследовал с сотрудником полиции в комнату полиции. По дороге в здание вокзала ему стало хуже и что было в дальнейшем он не помнит.

Из оглашенных в соответствии с п.1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ показаний ФИО1, данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 34-36) следует, что ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 15 часов дня он находился в , где возле одной из лавок он увидел пачку из-под сигарет, название которой не помнит. Он подобрал данную пачку, внутри которой увидел бумажный сверток, который извлек, а саму пачку выбросил. Раскрыв сверток он обнаружил, что внутри него находится вещество растительного происхождения, и, предположив что данным веществом является наркотик, то решил его оставить себе для последующего личного употребления и получения наркотического опьянения. Положив данный сверток с его содержимым в карман своих брюк, проследовал к месту своего жительства. До ДД.ММ.ГГГГ данный сверток с растительным веществом продолжал находится в кармане его брюк. Утром ДД.ММ.ГГГГ имея при себе сверток с растительным веществом, он проследовал от своего дома к железнодорожному вокзалу , с целью трудоустройства. Возле железнодорожного вокзала, в одном из безлюдных мест, он перемешал часть вещества находившегося в свертке с табаком и употребил путем выкуривания, получив от этого наркотическое опьянение, а оставшуюся в свертке часть вещества убрал в пачку из-под сигарет «Винстон», в которой находилось несколько сигарет и убрал данную пачку в правый передний карман своих джинсовых брюк. Затем около 10 часов утра ДД.ММ.ГГГГ находясь на железнодорожной платформе был задержан сотрудниками полиции и доставлен в комнату полиции в здании железнодорожного вокзала , где в присутствии понятых обнаружили и изъяли у него пачку из-под сигарет «Winston» в которой находился сверток с наркотическим веществом. Изъятая пачка из-под сигарет с находившимся внутри неё свертком была изъята у него и упакована в полимерный пакет. В составленных по данному факту протоколах он расписался. Поясняет, что сбывать наркотическое средство он никому не собирался и хотел употребить его лично.

При допросе в качестве обвиняемого показал, что свою вину в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ признает в полном объеме и по поводу совершенного им преступления показал, что действительно ДД.ММ.ГГГГ, около 10 часов утра, на платформе он был задержан сотрудниками полиции, которые доставили его в комнату полиции, где в присутствии понятых обнаружили и изъяли у него пачку из-под сигарет с находившимся внутри свертком с наркотическим вещество, данное наркотическое вещество он намеревался употребить лично.

В судебном заседании ФИО1 настаивает на своих показаниях в суде, объясняя, что давал их хоть и в присутствии защитника, но не понимал значение своих слов, действий и подписей.

Не смотря на непризнание вины подсудимого, его виновность в совершении преступлений в полном объеме подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Свидетель ФИО6допрошенный на предварительном следствии и в суде показал, что ДД.ММ.ГГГГ в 08 часов 00 минут он заступил на дежурство по осуществлению контроля за несением службы нарядов несущих службу в поездах пригородного сообщения. Находясь на посадочной платформе № пригородного вокзала , из тоннеля, расположенного на платформе с выходом в сторону , выбежал молодой человек и подбежал к нему. Данный молодой человек находился в состоянии опьянения, но спиртным от него не пахло, при этом его переполняли эмоции, он кричал и говорил, что у него что-то происходит с головой. Данное поведение молодого человека указывало на то, что он мог употребить наркотическое или психотропное вещество, так как у последнего было синее лицо, в уголках губ была пена. На его вопрос употреблял ли тот наркотики, данный молодой человек ответил, что покурил траву. Находясь там же на платформе, данный молодой человек попытался раздеться, кидал свои вещи на платформу, но он воспрепятствовал этому. В связи с неадекватным состоянием данного молодого человека, им было принято решение установить его личность и при необходимости оказать медицинскую помощь. От медицинской помощи подсудимый отказался, и в 10 часов 35 минут, данный молодой человек был доставлен в комнату полиции на железнодорожном вокзале , где была установлена его личность, им оказался ФИО1, 1990 г. подошел полицейский ППСП ФИО7 и приглашены двое понятых, одним из которых был уборщик с платформы №, который видел неадекватное поведение ФИО1 на платформе. В присутствии двух понятых ФИО7 составил протокол доставления лица на ФИО1, а затем ФИО7 в присутствии понятых предложил подсудимому добровольно выдать предметы и вещества, запрещенные к свободному гражданскому обороту, на что подсудимый ответил, что таковых не имеет. Затем ФИО7 предложил ФИО1 выложить содержимое карманов на стол, в ходе чего из правого переднего кармана своих джинсовых брюк последний достал пачку из-под сигарет «Winston», в которой был обнаружен бумажный сверток с веществом растительного происхождения. По поводу обнаруженного ФИО1 пояснил, что внутри данного свертка находится «Спайс», который он хранил при себе для личного употребления. Причем в комнате полиции подсудимый уже вел себя иным образом, адекватно и спокойно. Данная пачка из-под сигарет «Winston» с её содержимым: сигаретами и свертком с растительным веществом — была изъята и упакована ФИО7 в прозрачный полимерный пакет-файл. В составленном ФИО7 протоколе осмотра места происшествия поставили свои подписи понятые и ФИО1 Уточнил, что подсудимый на платформене сообщал, что у него при себе есть какие-либо наркотики и выдать он их добровольно не пытался ни на платформе, ни при доставлении его в комнату полиции на железнодорожном вокзале . При направлении ФИО1 на медицинское освидетельствование факт нахождения в состоянии наркотического или алкогольного опьянения не подтвердился.

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО7 показал, что ДД.ММ.ГГГГ он находился на дежурстве в должности полицейского ОР ППСП Средневолжского ЛУ МВД России на транспорте. Местом несения службы являлись посадочные платформы пригородного железнодорожного вокзала , силовую поддержку ему оказывал ФИО8Примерно в 10 часов 25 минут, когда он находился в комнате полиции, ему на сотовый телефон позвонил ФИО6, который попросил его оказать ему содействие в доставлении гражданина в комнату полиции с посадочной платформы пригородного железнодорожного вокзала . Перед входом в комнату полиции он встретил ФИО6, рядом с которым находился уборщик с пригородного вокзала и ранее не знакомый ему молодой человек. Он пригласил понятого из числа инспекторов входного контроля, а вторым понятым являлся уборщик. Затем в комнате полиции в присутствии понятых, где также находился ФИО6 за рабочим столом, данный молодой человек представился как ФИО1, на которого он составил протокол доставления лица. Затем было принято решение произвести осмотр места происшествия, с целью обнаружения изъятия у ФИО1 запрещенных предметов и веществ. Перед началом осмотра места происшествия он разъяснил понятым и ФИО1 права и обязанности, после чего последнему было предложено добровольно выдать предметы и вещества, запрещенные к свободному гражданскому обороту, на что ФИО1 ответил, что таковых не имеет. Затем он предложил ФИО1 выложить содержимое его карманов на стол, который начал выкладывать содержимое своих карманов на стол, при этом из правого переднего кармана своих джинсовых брюк, ФИО1 достал пачку из-под сигарет «Winston», в которой находился бумажный сверток с веществом растительного происхождения. На вопрос о том, что находится в данном свертке, подсудимый пояснил, что внутри данного свертка находится «Спайс», который он хранил при себе для личного употребления. Принадлежащая ФИО1 пачка из-под сигарет «Winston» с её содержимым, была изъята и упакована в прозрачный полимерный пакет-файл. В составленном протоколе осмотра места происшествия поставили свои подписи понятые и ФИО1 Все остальное находившееся у ФИО1, он записал в ранее составленный протокол доставления, так как он не хотел оставлять пустой графу об обнаруженных при досмотре вещах, а в протоколе осмотра места происшествия он указал лишь об обнаруженной пачке из-под сигарет «Winston» с её содержимым. С находившегося у ФИО1 сотового телефона был осуществлен звонок его сожительнице, которой было сообщено, что ФИО1 задержан и находится в комнате полиции, при этом ей было предложено привезти паспорт ФИО1 в комнату полиции. Спустя некоторое время сожительница ФИО1 привезла в комнату полиции паспорт ФИО1 За время нахождения в комнате полиции, ФИО1 вел себя неадекватно: о чем-то невнятно бормотал, состояние его было наплывами (то зависал, то приходил в себя). Утверждает, что в момент осмотра места происшествия в ходе которого было обнаружено вещество, подсудимый о добровольной выдаче не заявлял и в этот момент был в ясном уме и без признаков неадекватного состояния. Изъятое у ФИО1 вещество было направлено на исследование, а сам ФИО1 был направлен на медицинское освидетельствование.

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО9 показал, ДД.ММ.ГГГГ в примерно в 10 часов 30 минут к нему обратился сотрудник полиции с просьбой принять участие в качестве понятого, на что он согласился. В комнате полиции он увидел молодого человека, который в присутствии него и второго понятого представился как ФИО1 Реакция данного гражданина была заторможенной. В присутствии него и второго понятого сотрудник полиции, составил на ФИО1 протокол доставления, в котором все участвовавшие лица поставили свои подписи. Затем один из сотрудников полиции предложил ФИО1 добровольно выдать предметы и вещества, запрещенные к свободному гражданскому обороту, на что последний ответил, что таковых при нем нет. После этого, сотрудник полиции предложил выложить содержимое его карманов на стол, ФИО1 из правого переднего кармана своих джинсовых брюк достал пачку из-под сигарет «Winston», в которой находился бумажный сверток с находившимся внутри веществом растительного происхождения. По поводу обнаруженного ФИО1 пояснил, что внутри данного свертка находится «Спайс», который он хранил при себе для личного употребления. Указанная пачка из-под сигарет «Winston» с её содержимым, была изъята сотрудником полиции и упакована в прозрачный полимерный пакет-файл. В составленном по данному факту сотрудником полиции протоколе ФИО9 поставил свою подпись.

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО10 по обстоятельствам дал показания аналогичные показаниям свидетеля ФИО9, дополнительно показал, что до этого он видел, как подсудимый подошел на встречу к сотруднику полиции и стал себя неадекватно вести:начал кидать вещи на платформу, кричать, о чем они между собой разговаривали он не слышал. Но понял, что из-за неадекватного состояния сотрудник полиции предложил подсудимому проследовать в медицинский пункт для оказания помощи. В последующем он был приглашен в качестве понятого, по пути следования сотрудник полиции предложил медицинскую помощь подсудимому, на что последний отказался, и они проследовали в комнату полиции для досмотра ФИО1При этом ни в пути следования ни в комнате полиции подсудимый не высказывал желание о добровольной выдаче запрещенного вещества.

Допрошенный на предварительном следствии и в суде свидетель ФИО8 показал, что ДД.ММ.ГГГГ в 08 часов 00 минут он заступил на дежурство на железнодорожном вокзале , по расстановке он находился на пригородном вокзале . Примерно через час он пришел в комнату полиции и увидел, что ФИО7 находится с неизвестным ему молодым человеком и как ему стало известно в последующем это был ФИО1 и заполнял какие-то документы, при этом он видел, что возле него находится опечатанный прозрачный пакет, внутри которого находилась пачка из-под сигарет «Winston». От ФИО7 ему стало известно, что у ФИО1 в присутствии понятых при обследовании его вещей была обнаружена упомянутая пачка из-под сигарет «Winston», в котором находился сверток с веществом растительного происхождения, предположительно — наркотическое. Затем он ушел пост №, расположенный на центральном входе в здание железнодорожного вокзала , где он и остался нести службу, так как ФИО7 остался с задержанным. За время его нахождения в комнате полиции гражданин ФИО1 сопротивления сотрудникам полиции не оказывал.

Свидетель ФИО11показала, что с августа 2016 года по ноябрь 2016 года проживала совместно с ФИО1 Утром ДД.ММ.ГГГГ она созванивалась с ФИО1, ничего странного она не заметила, голос у него был нормальный, обычный. Разговор по телефону был коротким. Около 11 часов утра ДД.ММ.ГГГГ, ей с телефона ФИО1 позвонил мужчина, который представился полицейским и сообщил, что последний задержан и находится в комнате полиции на железнодорожном вокзале , причину не сообщил, но попросил привезти его документы. Она привезла их сотрудникам полиции, которые ей сообщили, что у подсудимого было обнаружено наркотическое вещество, как сказали сотрудники полиции — это был «Спайс». В комнате полиции она увидела ФИО1 и спросила о том, что произошло, на что последний сказал, что покурил «Спайс» и ему стало плохо. На тот момент ФИО1 находился в странном состоянии, схожим с состоянием опьянения, а так же он был бледным, у него были синие губы, было видно, что ему плохо, у него была замедленная реакция.

Допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО12 показал, что в его производстве находилось уголовное дело в отношении ФИО1 и он допрашивал подсудимого в качестве подозреваемого и обвиняемого, в ходе которых присутствовал защитник, все показания подсудимого были занесены в протоколы дословно. Каких-либо заявлений и жалоб на состояние здоровья или замечаний на протоколы подсудимый не заявлял, читал их самостоятельно, а затем ставил свои подписи в них, отвечал на вопросы логично и последовательно, осознанно давал показания, с просьбой предоставить время для согласования позиции с защитником не обращался.

Кроме того, виновность ФИО1 подтверждается исследованными в судебном заседании письменными материалами дела:

— рапортом об обнаружении признаков преступления от ДД.ММ.ГГГГ, полицейского отделения ОР ППСП Средневолжского ЛУ МВД России на транспорте ФИО7, согласно которого ДД.ММ.ГГГГ по ориентировке был выявлен гражданин ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ г.р., и доставлен в комнату полиции на железнодорожном вокзале . В ходе осмотра у гражданина ФИО1 в правом переднем кармане джинсовых брюк была обнаружена пачка сигарет «Winston», внутри которой находился бумажный сверток с веществом растительного происхождения светло-коричневого цвета (т.1, л.д. 3);

— протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которого в период времени с 10 часов 40 минут до 11 часов 00 минут, в комнате полиции Средневолжского ЛУ МВД России на транспорте у гражданина ФИО1, обнаружена и изъята пачка сигарет «Winston», внутри которой находился бумажный сверток с веществом светло-коричневого цвета растительного происхождения ( т. 1 л.д. 7);

— заключением физико-химической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ (согласно справки эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ масса вещества составила 0,52 г., на исследование израсходовано 0,01 г. вещества) согласно которой представленное вещество массой 0,51 г. содержит N-(1-карбамоил-2,2-диметилпроп-1-ил)-1-(4-фторфенилметил)-1H-индазол-3-карбоксамид.N-(1-карбамоил-2,2-диметилпроп-1-ил)-1-(4-фторфенилметил)-1H-индазол-3-карбоксамид является производным N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-(фенилметил)-1H-индазол-3-карбоксамид, который включен в Список 1 «Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», утвержденный Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ №. На исследование израсходовано по 0,01 грамма вещества ( т.1, л.д. 57-59);

— протоколами осмотр предметов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которого было осмотрено наркотическое средство – N-(1-карбамоил-2,2-диметилпроп-1-ил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, которое является производным наркотического средства N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1- (фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, остаточной массой 0,50 грамма, в полимерном пакетике, а так же пачка сигарет «Winston» с одиннадцатью сигаретами внутри и листом бумаги белого цвета, а также фрагменты первоначальной упаковки, упакованные в пакет-файл ( т.1, л.д. 61);

— осмотр предметов от ДД.ММ.ГГГГ с участием обвиняемого ФИО1 и его защитника ФИО4, согласно которого был осмотрен диск DVD-Rс видеозаписями с камеры видеонаблюдения на посадочной платформе пригородного железнодорожного вокзала за ДД.ММ.ГГГГ, при воспроизведении которого были видны обстоятельства задержания ФИО1 ( т.1, л.д. 111-112);

— осмотр предметов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которого был осмотрен сотовый телефон марки «SamsungGalaxys3», с сим-картой оператора «Мегафон», картой памяти объемом 4 Gb, изъятые у ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ, упакованные в пакет-файл (т.1, л.д. 117).

Анализируя собранные по делу доказательства, суд приходит к выводу о том, что действия ФИО1 органами предварительного следствия верно квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

В судебном заседании установлено, что ФИО1, заведомо зная, что наркотические средства запрещены в свободном обороте на территории РФ, незаконно приобрел путем находки в парке Щорса, расположенном в , бумажный сверток с наркотическим средством N-(1-карбамоил-2,2-диметилпроп-1-ил)-1-(4-фторфенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, которое является производным наркотического средства N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1- (фенилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, массой 0,52 грамма, который поместил в правый передний карман своих джинсовых брюк, надетых на нём, где незаконно хранил без цели сбыта, и которое, употребив, в последующем стал незаконно хранить при себе. Вина подсудимого в совершении данного преступления доказана в полном объеме совокупностью собранных и указанных выше по делу доказательств.

Показания свидетелей ФИО6, ФИО7, ФИО9, ФИО10 являются неизменными и последовательными как на предварительном следствии, так и в суде, объективно подтверждаются другими доказательствами по делу, оснований для оговора подсудимого указанными свидетелями не имеется, поскольку ранее они знакомы не были не приязненных отношений между нет, поэтому суд кладет их в основу приговора.

В силу ст. ст. 87, 88 УПК РФ проверка доказательств производится путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

Суд приходит к выводу, что все доказательства по уголовному делу являются относимыми, допустимыми и достаточными для вывода о виновности ФИО1 в совершении указанного им преступления.

Ссылки подсудимого и защиты о том, что ФИО1 на платформе железнодорожного вокзала намеревался добровольно выдать имеющееся у него вещество и поэтому направлялся в сторону сотрудника полиции, которому стал выкладывать все свои личные вещи путем выбрасывания на платформу, суд находит неубедительными поскольку они опровергаются показаниями свидетеля ФИО6, который показал что на платформе подсудимый не заявлял о наличии у него запрещенного вещества и желании что либо выдать, а лишь вел себя неадекватно, в связи с чем им было принято решение о сопровождении указанного лица в медицинский пункт и в последующем в комнату полиции для выяснения всех обстоятельств.

Также свидетель ФИО13 показал суду что подсудимый вел себя на платформе неадекватно, но о желании что либо выдать сотруднику полиции не высказывал, в комнате полиции тоже о добровольной выдаче запрещенных предметов и веществ не заявлял.

Свидетели ФИО9 и ФИО10 участвующие в качестве понятых при обнаружении наркотического средства у подсудимого также показали, что указанное вещество было обнаружено у ФИО1 при осмотре места происшествия и которое последний выдал из карманов джинс, поясняя что это наркотическое вещество которое тот хранил при себе для личного употребления.

Показания допрошенного свидетеля ФИО11 не опровергают установленные по делу обстоятельства.

Помимо изложенного, суд кладет в основу приговора суда показания ФИО1 данные на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании в качестве подозреваемого и обвиняемого от ДД.ММ.ГГГГ, так как указанные показания последний давал в присутствии защитника, морального или физического давления оказано не было, которые полностью согласуются с показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей и материалами дела и согласно которым подсудимый показал что что ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 15 часов дня он находился в , где возле одной из лавок он увидел пачку из-под сигарет, внутри которой увидел бумажный сверток с веществом растительного происхождения, и, предположив что данным веществом является наркотик, то решил его оставить себе для последующего личного употребления и получения наркотического опьянения, который хранил при себе для личного употребления, проследовав к месту жительства. ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 имея при себе сверток с растительным веществом употребил его путем выкуривания, получив от этого наркотическое опьянение, а оставшуюся в свертке часть вещества убрал в пачку из-под сигарет «Винстон», которую хранил в кармане своих джинсовых брюк до задержания сотрудниками полиции, которые в присутствии понятых обнаружил и изъял у него пачку из-под сигарет «Winston» в которой находился сверток с наркотическим веществом.

Доводы подсудимого, о том что в момент нахождения в комнате полиции он ничего не понимал что с ним происходит, проверялись судом и не подтвердились в судебном заседании, поскольку об указанном ФИО1 следователю не заявлял, с какими-либо заявлениями, жалобами на действия сотрудников полиции не общался, кроме того, сотрудники полиции и понятые, допрошенные в судебном заседании, показали суду, что находясь в комнате полиции подсудимый был в состоянии отвечать на заданные вопросы и осознавать происходящее. Указанные доводы в том числе опровергаются показаниями свидетеля ФИО12, который показал, что при допросе подсудимого заявлений о добровольной выдаче наркотического средства не поступало, показания даны без какого-либо принуждения или давления со стороны сотрудников полиции.

Кроме того, согласно заключения судебно-психиатрической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, подэкспертный ФИО1 период совершения инкриминируемого деяния не страдал и не страдает хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, либо иным болезненным состоянием психики. Подэкспертный в период инкриминируемых ему деяний и в настоящее время мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Нельзя принять во внимание доводы защиты и подсудимого о добровольной выдаче им наркотического средства сотрудникам полиции, поскольку по смыслу закона добровольная сдача наркотических средств, заключается в выдаче лицом таких средств и веществ представителям власти при наличии у этого лица реальной возможности распорядиться ими иным способом. Подсудимый же такой возможности не имел, поскольку после употребления наркотического средство подсудимым, оно было у него изъято в ходе проведения следственного действия «осмотра места происшествия». Таким образом, выдача наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов при задержании лица, а также при проведении следственных действий по обнаружению и изъятию таких средств и веществ по предложению должностного лица, осуществляющего такие действия, не может являться основанием для применения примечания 1 к статье 228 УК РФ.

При определении вида и меры наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности, совершенного преступления, относящегося к категории тяжкого, мотивы и способ совершения преступления, иные конкретные обстоятельства дела наряду с данными о личности подсудимого, а также обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания.

ФИО1 вину в совершении преступления фактически признал, в содеянном раскаялся, на учетах в наркологическом и психоневрологическом диспансере не состоит, удовлетворительно характеризуется УУП по месту жительства и регистрации, положительно характеризуется: матерью, по предыдущему месту отбытия наказания, на иждивении находится малолетняя , , также суд учитывает, что в августе 2016 г. подсудимый осматривался врачебной комиссией, по итогам которой был поставлен диагноз «эмоциональное неустойчивое расстройство личности». Данные обстоятельства в соответствии с требованиями ст. 61 УК РФ суд относит к смягчающим.

Так же суд учитывает, что согласно заключениям судебно-психиатрической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ и № от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1

При этом суд полагает, что совокупность смягчающих обстоятельств не дает оснований для признания их исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности преступлений, поэтому не находит оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Оснований для изменения категории преступления в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ судом не установлено.

Отягчающим вину обстоятельством в соответствии со ст. 63 ч. 1 п. «а» УК РФ является наличие рецидива в действиях ФИО1

Таким образом, суд, руководствуясь принципами восстановления социальной справедливости и в целях предупреждения совершения новых преступлений, учитывая наличие указанных смягчающих и отягчающих обстоятельств, и иные вышеприведенные данные о личности подсудимого, а также то обстоятельство, что ранее ФИО1 был осужден по двум эпизодам п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ ДД.ММ.ГГГГ, повлекшее признание опасного рецидива преступлений, суд полагает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы с его реальным отбыванием, в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. «в» УК РФ, в исправительной колонии строгого режима, но в минимальном размере с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ.

При этом суд применяет положения ч. 2 ст. 68 УК РФ, т.к. применение ч. 3 ст. 68 УК РФ к наказанию, назначенному ФИО1, суд полагает нецелесообразным, поскольку не обеспечит достижение указанных в ч. 2 ст. 43 УК РФ целей наказания.

С учетом материального положения подсудимого, суд полагает нецелесообразным применения дополнительных видов наказания в виде штрафа и ограничения свободы.

Кроме того, ФИО1 совершил данное преступление в период отбывания наказания по приговору от ДД.ММ.ГГГГ в виде исправительных работ, в связи с чем наказание ему следует назначить с применением правил назначения наказания в соответствии со ст.ст 70,71 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

Признать Даудова ФИО15 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ и назначить наказание по данному преступлению в виде 3 (трех) лет 4 (четырех) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному по данному приговору, частично присоединить не отбытую часть наказания по приговору Наримановского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ и окончательно считать к отбытию 3 (три) года 4 (четыре) месяца 10 (десять) дней лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения ФИО1 в виде заключения под стражу оставить прежней.

Срок отбытия наказания ФИО1 исчислять с ДД.ММ.ГГГГ. Зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно.

— наркотическое средство, остаточной массой 0,50 грамма, находящиеся в комнате хранения вещественных доказательств Средневолжского ЛУ МВД России на транспорте, — уничтожить по вступлению приговора в законную силу;

— пачку сигарет «Winston» с одиннадцатью сигаретами внутри и листом бумаги белого цвета, а также фрагменты первоначальной упаковки в виде трех бумажных бирок с вклеенными в них нитями, находящиеся при уголовном деле, — уничтожить по вступлению приговора в законную силу;

— сотовый телефон марки «SamsungGalaxys3», с сим-картой оператора «Мегафон», картой памяти объемом 4 Gb, изъятые у ФИО1, находящиеся в комнате хранения вещественных доказательств Средневолжского ЛУ МВД России на транспорте, возвратить родственникам подсудимого;

— компакт-диск «DVD-R», изъятый ДД.ММ.ГГГГ в комнате видеонаблюдения здания пригородного железнодорожного вокзала , находящийся в материалах уголовного дела, — оставить там же, по вступлению приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в Самарский областной суд в течение 10 дней со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Судья О.П. Сорокина

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь