Юрист и инспектор дпс

Права и обязанности инспектора ДПС ГИБДД (ГАИ).

Какими правами и обязанностями обладает инспектор ДПС? Попробуем разобраться. Для этого нам понадобится Административный регламент, утвержденный приказом МВД РФ от второго марта 2009 года №185. Это именно тот документ, содержащий в себе все требования, которые должен выполнять инспектор на службе.

Итак:
1) Следит за дорожным движением одно ведомство — ГИБДД. Но, сотрудники полиции имеют право останавливать транспортное средство. Причем, любой сотрудник. Это сделано для того, чтобы предотвратить преступления или какие-либо правонарушения. Обращайте внимание на инспекторов ДПС: они должны быть в форме; на груди должен находиться значок; все сотрудники обязаны показывать водителю служебное удостоверение. Ночью, а также в условиях ограниченной видимости, сотрудники ГИБДД могут работать только там, где участок дороги освещен. Если инспектор останавливает автомобиль, то он обязательно должен: а) представиться (назвать свое имя и фамилию);
б) назвать занимаемую им должность или звание;
в) пояснить, почему он вас остановил.
Водитель остановленного автомобиля имеет все основания потребовать у инспектора служебное удостоверения и тот не в праве ему отказать.
2) Если совершено правонарушение, то протокол должен быть составлен на месте, где было совершено это нарушение. Так же, инспектор ДПС имеет право оформить все документы около поста ДПС или же в служебном автомобиле.
3) Все участники движения должны хорошо и четко видеть патрульный автомобиль. Как это часто бывает, едет человек по пустой дороге и вдруг, из-за кустов вылезают Гаишники. Старая история. Поэтому для того, чтобы любой мог обнаружить патрульный автомобиль, работники ГИБДД не имеют права прятаться или создавать помехи, мешающие увидеть их автомобиль. Выполняется это требование или нет, уже совсем другое. Остановить машину можно с помощью команды, поданной по громкоговорящему устройству, а так же жестом руки. Все эти требования должны быть понятны вам, услышаны или увидены. Если от человека требуют остановки в участке, где остановка запрещается правилами дорожного движения, то инспектор совершает ошибку. В этих местах остановка запрещена, и он не имеет право вас останавливать. НО. Если остановка производится в целях предотвращения преступлений или нарушений, то инспектор вправе вас остановить в любом месте дороги.

4) Алкотестер, измеритель скорости — все эти специальные технические приборы используются постоянно и поэтому обязательно должны быть сертифицированы. Кроме этого, они должны соответствовать метрологическим требованиям. Соответственно должно присутствовать не просроченное свидетельство о метрологической поверке. Сотрудниками также могут использоваться фото или видеокамера для получения дополнительных доказательств, если было совершено нарушение.

5) Причины, которые могут повлечь за собой остановку инспектором автомобиля:
а) если водитель нарушает правила дорожного движения;
б) если имеется информация, что водитель или пассажиры автомобиля имеют отношение к какому либо ДТП, или ими было совершено преступление (нарушение) ППД;
в) если автомобиль разыскивается;
г) если водитель автомобиля нужен в качестве понятого;
д) если инспектор выполняет действия регулировщика;
е) если на дороге идет преследование, то любой автомобиль может быть остановлен и использован в служебных целях.
Так же, при проведении, например антитеррористических мероприятий, можно останавливать машины. При этом, все должно быть с разрешения и одобрения руководства органов МВД. Стационарные посты ДПС предназначены для остановки и проверки документов. За их пределами остановка и проверка запрещена.

6) Причины, по которым инспектор может попросить водителя выйти из машины:
а) у автомобиля присутствует техническая неисправность и ее нужно срочно устранить;
б) у водителя ярко выражено состояние алкогольного/наркотического опьянения;
в) инспектору нужно провести проверку номеров узлов/агрегатов автомобиля в присутствии водителя;
г) сотрудник видит угрозу своей безопасности в поведении водителя автомобиля;
д) чтобы оформить процессуальные документы, нужно присутствие водителя.
Если автомобиль мешает и создает препятствие для движения другим участникам движения, то инспектор может попросить водителя отъехать в другое место.

Если вы оказались в спорной ситуации с участием сотрудника ГИБДД и не уверены, что ваши права и интересы с его стороны соблюдались. Обращайтес к адвокату/юристу по административным правонарушениям Адвокатской конторы L.O. Записывайтесь на консультацию по телефону: (812) 913-38-34.

Инспектор ДПС десять раз пожалел, что остановил машину с юристом

В Орле автоинспекторы остановили машину для проверки документов, а потом не знали, как побыстрее отделаться от водителя и его пассажира. Полицейские заподозрили шофера легковушки в том, что он сел за руль пьяным. Сначала они якобы неуважительно общались и даже угрожали автовладельцу. А когда его приятель присел в патрульную машину, у людей в форме не осталось никаких вопросов к мужчинам, правда, теперь они не хотели уезжать.

Иномарка едет по ночному Орлу. В свете фар поздним вечером мелькают разве что большегрузы. На въезде в город водителя встречает патруль ДПС. Сотрудник жезлом приказывает остановиться.

Проверка документов перерастает в ожесточенный спор. Мужчина за рулем вызвал подозрения у инспектора – якобы тот выпил и решил покататься. Полицейский просит проследовать за ним, в этот момент слово берет пассажир, представившийся юристом.

Такого непослушания человек в форме явно не ожидал. Вероятно, привык, что все местные шоферы, склонив голову, идут и садятся в патрульную машину. А ведь, по сути, без составления протокола об отстранении от вождения – не должны.

Слишком умный пассажир очень не понравился полицейскому. Но разбираться дальше он почему-то не захотел.

Теперь уже инспектор не рад, что остановил этих мужчин. Уже они паркуют автомобиль и теперь сами направляются к сотруднику, чтобы провести ликбез.

В этот момент один из приятелей замечает: коллега патрульного, вместо того чтобы следить за порядком на дороге, якобы смотрит в интернете видеоролики. На место требуют вызвать ответственного по городу, чтобы разобраться в конфликтной ситуации. Но инспектор отказывается.

«Вам операция дана для того, чтобы проводить процедуру. Остановили транспортное средство – будьте уверены, что оно что-то нарушает. А то операция у них есть, а процедуры нет. Палиться не хотите? Обратной связи давать, что ваши операции бесполезные? Правильно или нет? Потому что, проведя административную процедуру, запишется статистика, что водитель был остановлен зря«, – завалили вопросами инспектора ДПС.

Чтобы руководители главного героя видеоролика прокомментировали его действия, мы отправили запрос в Главное управление МВД по Орловской области. Не исключено, что в отношении сотрудника будет назначена служебная проверка.

Как вести себя с инспектором ГИБДД, ДПС? Запись прямого эфира с участием адвоката Дмитрия Петрова

Правила дорожного движения. Как вести себя с инспектором ГИБДД? Несколько простых советов водителю. О правилах поведения и об ответственности, рассказал в прямом эфире телеканала «Доверие» адвокат Дмитрий Владимирович Петров.

Обязанности и права участников дорожного движения определяются Законом Российской Федерации «О безопасности дорожного движения», Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, Правилами дорожного движения, Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения.

Посмотрите этот сюжет на YouTube.

Посмотреть запись на RuTube можно здесь .

Услуги адвоката

Телевидение, публикации

Права потребителя и их защита.
Что необходимо знать каждому потребителю.

Как вести себя с инспектором ГИБДД?
Несколько простых советов водителю.

Нарушение неприкосновенности частной жизни.
Понятие и ответственность.

Обратная связь

По вопросам оказания юридической помощи вы можете обратиться ко мне, заполнив данную форму или позвонив по телефону в Москве +7(495)542-24-42.

Видео 7: Сотрудник ДПС остановил водителя и не может сообщить причину. Кто что нарушил пояснит наш юрист.

ООО «Всегда на защите Ваших прав» начал беспрецендентную акцию: профессиональные юристы готовы прокомментировать видеозаписи реальных ситуаций, связанных с автолюбителями и представителями закона.
Наша юридическая контора ищет реальные видео автолюбителей, чтобы разобрать ситуации и внести ясность.
Если у Вас есть видео интересной ситуации, связанной с дпс, гибдд и т.д. – пишите на почту [email protected], разберёмся кто прав, кто виноват;)
Прочитав комментарий автоюриста к данному видео вы узнаете как должен был говорить инспектор, когда должен был быть составлен протокол, имеет ли право водитель отказаться идти в машину инспектора и что нарушил инспектор..

Согласно п. 20 Административного регламента, при обращении к участнику дорожного движения сотрудник должен представиться, назвав свою должность, специальное звание и фамилию, после чего кратко сообщить причину и цель обращения.

В силу п. 19 Административного регламента, свои требования и замечания излагать в убедительной и понятной форме, исключая возможность ошибочного или двоякого их понимания.

Как мы видим, инспектор так и не представился, говорил не внятно, причину и цель обращения при остановке ТС — не сообщил.

И более того, из видео можно сделать вывод, что сотрудник остановил водителя для проверки документов вне стационарного поста, что является нарушением
п. 63 Административного регламента
, «проверка документов на право пользования и управления транспортным средством, документов на транспортное средство и перевозимый груз, а также документов, удостоверяющих личность водителя и пассажиров (только на стационарных постах ДПС).

После допроса с пристрастием инспектор все-таки сообщил водителю о совершенном им (водителем) правонарушении – «не пристегнут ремень безопасности».

Согласно п. 34 Административного регламента, исполнение сотрудниками конкретных административных действий в рамках исполнения административных процедур (в данном случае составление протокола об административном правонарушении) должно осуществляться непосредственно после наступления юридического факта, являющегося основанием для начала соответствующего юридического действия.

Другими словами протокол об административном правонарушении должен составляться сразу после обнаружения правонарушения.

При этом, в силу того же п. 34 Административного регламента, сроки исполнения сотрудниками административных процедур (действий) должны быть минимально необходимыми для их осуществления исходя из конкретной обстановки.

Действия сотрудников, влекущие необоснованное увеличение времени исполнения административных процедур (действий) в отношении участников дорожного движения, обжалуются в порядке, установленном разделом V Административного регламента.

Таким образом, инспектор нарушил требования вышеуказанных положений, а именно: после обнаружения административного правонарушения, длительное время колебался, пребывал в нерешительности тем самым необоснованно задерживал водителя, а в результате отказался составлять протокол об административного правонарушении, что является нарушением ст. 28.1 КРФоАП, согласно которой обнаружение достаточных данных о наличии события административного правонарушения является поводом к возбуждению дела об административном правонарушении.

В силу п. 35 Административного регламента, действия по оформлению процессуальных документов, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 109, 131, 187, 193, 216 Административного регламента, должны осуществляться на месте совершения (пресечения) административного правонарушения. При этом допускается их оформление в служебном помещении стационарного поста дорожно-патрульной службы, салоне патрульного автомобиля.

Руководствуясь п. 70 Административного регламента, сотрудник вправе предложить участнику дорожного движения занять место в патрульном автомобиле либо пройти в служебное помещение, когда его участие необходимо для оформления процессуальных документов.

Таким образом, предложение инспектора пройти в патрульный автомобиль основан на нормах Административного регламента, однако данному праву инспектора не корреспондирует обязанность водителя, поэтому отказ участника дорожного движения является правомерным.

Руководствуясь п. 23 Административного регламента инспектор при возникновении конфликтных ситуаций, претензий или по требованию участников дорожного движения сотрудник разъясняет порядок обжалования своих действий.

Однако должностное лицо пренебрегло данной обязанностью.

Леонид Ольшанский: Даже по требованию инспектора ДПС водитель не обязан выходить из машины

16 Октябрь 2017

Оксана Галькевич: «Поражение в правах», – вот так комментируют некоторые пользователя Интернета введение нового регламента работы сотрудников ГИБДД. Это произойдет, уважаемые друзья, уже 20 октября.

Константин Чуриков: В эту пятницу.

Оксана Галькевич: Да. Итак, о чем идет речь? Речь идет о том, что сотрудники ГИБДД с 20 октября будут иметь право на следующее. Например, останавливать автомобили для проверки в любом месте. Прятать патрульную машину на дороге при помощи естественного рельефа. То есть, знаете, где-нибудь за кустами, за бугорочком.

Константин Чуриков: Или кусточки там создать.

Оксана Галькевич: Создать кусточки. Требовать у водителя документы без удерживающих устройств. То есть если вы имеете обыкновение цеплять ваши права или техпаспорт на цепочку, то делать этого нельзя. Использовать фото- и видеокамеры, принадлежащие как МВД, так и общественным и муниципальным организациям. А также…

Константин Чуриков: А также запрещать съемку своих действий со стороны водителя. Требовать выхода водителя из автомобиля. И вот что меня тоже впечатлило – курить при общении с водителем.

Ну, дай бог, если лишь эти изменения всех так поразили. Может быть, там еще есть что-то. Давайте сейчас спросим об этом нашего эксперта. У нас в студии – Леонид Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат Российской Федерации. Леонид Дмитриевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы на все обратили внимание? Или там есть еще очень интересные подводные камни?

Оксана Галькевич: Мы основные какие-то выбрали.

Леонид Ольшанский: На основные обратили. Но я хочу сказать: а какой документ мы обсуждаем?

Константин Чуриков: У него длинное название.

Леонид Ольшанский: Этот документ называется… Он длинный. А он чем утвержден? Под ним подпись кого стоит? Министра внутренних дел. То есть это не постановление Правительства за подписью Медведева, это не указ президента страны, и это тем более не поправки в кодекс, принятый Государственной Думой.

Оксана Галькевич: И это означает для простых пользователей что?

Леонид Ольшанский: Это ваши права, господа в форме, но не наши обязанности. Наши обязанности сосредоточены в кодексе. Но против некоторых элементов мы бессильны.

Итак, на заре перестройки какие два фундамента нам удалось создать для защиты прав автомобилистов? Первое – останавливать для проверки документов того, кто ничего не нарушил, просто для проверки, только на стационарных постах-пикетах. Теперь везде уже не скажешь: «Дорогой, а что?» Все, везде.

Второе – что вы не сказали – раньше было прямо сказано, что проверка, претензии к водителям – только сотрудники ГАИ. То есть омоновцы, муниципалы, патрульно-постовые службы – им запрещалось говорить: «Ты проехал на красный свет», «Ты превысил скорость». Теперь такого запрета нет. Следовательно, все сотрудники полиции будут останавливать, предъявлять претензии. И если кто-то недобросовестный, то – вымогать.

Еще вы не назвали очень важный момент. В кодексе есть целый ряд процессуальных норм: эвакуация, нами с вами «горячо любимая», проверка на состояние алкогольного опьянения. И есть такая категория – досмотр. «Вот досмотр, открывай багажник». Но досмотр – строгая процедура: два понятых, протокол. Появилось слово «осмотр». Нет такого слова, такого понятия в кодексе.

Константин Чуриков: Осмотр – это что-то такое медицинское, кажется.

Леонид Ольшанский: Да. Значит, будет полемика, если кто-то… Значит, для противодействия сотрудникам полиции и для защиты своих прав нужны минимальные знания и твердая воля.

Оксана Галькевич: Там ведь теперь появился такой момент, что сотрудник Госавтоинспекции, ГИБДД, может сказать понятому или человеку, который приехал вам на выручку: «Отойдите, пожалуйста, на расстояние 20–30 метров, вы мешаете мне выполнять профессиональные обязанности».

Леонид Ольшанский: Ответ один: «Я не отойду. Я вам ни в чем не мешаю». Ну, на полметра отошел. Во-первых, никто не может запретить, если кто-то приехал нам на помощь, сесть в машину. Какая разница – стоять рядом или сесть?

Оксана Галькевич: Ну, смотрите, если, допустим, я оказалась в сложной дорожной ситуации, беседую с инспектором ГИБДД и звоню Косте, говорю: «Слушай, Костя, подъезжай, у меня тут проблема. Ты же юрфак закончил, по первому образованию юрист. Мне нужна твоя консультация. Подлетное время 20 минут – и ты здесь. Все. Сижу, жду».

Леонид Ольшанский: Никто не может запретить водителю… Во-первых, водитель не арестован. Вы сейчас сделали винегрет. Итак, первое – он остановил. Мы выходить не обязаны. А что мы обязаны сделать? Без всяких цепочек отдать ему документы. Но не паспорт, не диплом, не удостоверение адвоката, не удостоверение депутата, а только все, что прописано: документ на автомобиль, доверенность или иной документ, если хозяин не я, и водительское удостоверение. Все. «Я тебе документы отдал? Отдал. Будь здоров».

А никто не запрещает отойти на обочину, отойти к лесу, отойти к киоску. Никто не запрещает пойти купить… «Я тебе отдал? Пиши чего хочешь! Вот я здесь. Я не арестован». И взять человека под руку и отойти с ним на два шага проконсультироваться. Он скажет: «Ваше право, консультируйтесь».

Константин Чуриков: Леонид Дмитриевич, у нас много вопросов со стороны зрителей по поводу ужесточения штрафов за непропуск пешеходов.

Леонид Ольшанский: Это другая новость.

Константин Чуриков: Кстати, действительно они ужесточились до 2500 рублей. Кстати говоря, при этом, по данным МВД, в прошлом году из числа аварий на дорогах с участием пешеходов в 40% случаев виноваты были не водители, а именно сами пешеходы. Давайте сейчас рассмотрим такое явление, как подстава с участием пешеходов, когда в засаде где-то рядышком находится ГИБДД. Просто давайте посмотрим на экран.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, а как сегодня по правилам дорожного движения, в каком случае водитель допускает нарушение, а в каком – не допускает? Если пешеход просто встал на «зебру» и на ней стоит, водитель может проехать мимо?

Леонид Ольшанский: Получается нелепая ситуация. По нынешним правилам, как только он один шаг сделал – а улица может быть широченная, и три ряда, и пять, в крупных городах и семь, да? – надо остановиться. Хотя можно проехать, если нерегулируемый перекресток, и ничего не будет. Да, против водителя.

Но сюжет-то у нас о другом. Я думал, вы вопрос-то зададите другой. Если кто-то, нацепив десять свитеров и десять валенок, прыгнул сам под колеса и потом вымогает деньги – как быть тогда? Мы что обсуждаем?

Константин Чуриков: И это тоже. Мы все нюансы обсуждаем.

Леонид Ольшанский: Когда он прыгнул под колеса – это борьба нервов. Так же, как два самолета во время войны идут в лоб друг другу: кто отвернет, того очередью и прошьют. Да, просится сказать: «Друг, ты жулик, ты это все имитировал, поэтому мы вызываем ГАИ. Ты ударился? Вызываем «скорую». Все будем оформлять как надо». Первый вариант – он уйдет.

А теперь представьте себе, что он не уйдет. Вызвали. И «скорая» ему напишет – пусть не здесь, пусть в больнице – даже легкие повреждения. Значит – уже наказание какое-то, пусть не уголовное. И плюс оплата всех этих больничных листов, всех этих путевок и так далее, и так далее. Поэтому тут нужно быть тонким психологом, чтобы понять – вызывать полицию и, услышав это, он убежит, или не вызывать.

Константин Чуриков: А как быть в том случае, если полиция – вот она, рядышком? И еще вопрос: они как-то между собой взаимодействуют – пешеход и полиция?

Леонид Ольшанский: Если не успели вы кого-то сбить, и полиция рядышком, то это тревожный симптом, что есть сговор. Поэтому: «Нет, я ничего подписывать не буду, вы в сговоре». Звонит 02. Запомните – очень неплохо звонить 02. Почему? Хотя это телефон их, разговоры все записываются, все куплены не будут. Это телефон дежурного в Москве по городу, где-то по области, это везде телефон, край какой-то, национальная республика. Поэтому это может повлиять. Требовать адвоката. Ну, бороться надо. Но не подписывать ничего – ни объяснений, ни схем. «Я ничего подписывать не буду. Это все имитировано. Я вам права, документы отдал? Все, пиши что хочешь».

Оксана Галькевич: Давайте Московской области предоставим слово. Виктор с нами на связи – автомобилист, очевидно. Виктор, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, имеет ли право ГАИ на лесных дорогах, вдали от населенных пунктов, останавливать автомобилистов для проверки документов?

Леонид Ольшанский: Так все! Нам уже ответили: на лесной дороге, рядом с болотом…

Константин Чуриков: В пустыне.

Леонид Ольшанский: … на шоссейной дороге, в пустыне имеет право останавливать. А я продолжу: если мы едем даже по райцентру (Балашиха, Жуковский, если из области нам звонят) и светло, то тут уже лучше остановиться. Но если лесная дорога, ветер, да еще буран… Любое сомнение нужно в свою пользу. На одной чаши весов – бандиты ограбят, убьют, изнасилуют, машину отберут.

Константин Чуриков: Тоже не хотелось бы.

Леонид Ольшанский: Это более тяжелое. А на второй чаши весов – наказание за неостановку. Тогда нужно сравнить данные своей машины и его. Понимаете, если у него стоит Mercedes, а у вас «Жигули», вам не уйти. А если наоборот – вам уйти до какого-то пикета стационарного, до чего-то. И вообще опыт показывает: если истинный сотрудник органов, он будет преследовать; если жулики или сотрудники органов, которые вышли на чужую территорию, во внеурочное время, то не будут преследовать, потому что они боятся, что на это все моргание обратят внимание истинные сотрудники.

Константин Чуриков: Как все сложно…

Оксана Галькевич: Очень сложно, да. Леонид Дмитриевич, вот такой вопрос. Очень много беспокойства на самом деле вызывает один пункт, который связан с запретом на видеосъемку. То есть раньше это была такая система сдержек и противовесов, прозрачность. Это не очень нравилось инспекторам, но довольно часто помогало автомобилистам.

Вот теперь, по новому регламенту работы инспекторов ГИБДД, они могут запрещать проводить съемку своих действий со стороны водителя в тех случаях, если это не запрещено законодательством… Наоборот – запрещать при наличии запрета и сообщать об этом участнику дорожного движения. Вот как в этой ситуации? Как вы это прокомментируете, как вы это поясните?

Леонид Ольшанский: Отвечаю. Во-первых, самое главное оружие от царя Гороха, когда еще не было всяких этих видеорегистраторов, – это в машине в любом месте, где вам удобно, блокнот и авторучка. С чего надо начинать контакт с инспектором, чтобы перехватить инициативу? Он подходит и как говорит? «Добрый день, капитан Иванов, 10-й батальон, ГАИ Новосибирска/Омска».

Константин Чуриков: «Не могли бы вы помедленнее? Я записываю».

Леонид Ольшанский: Нет-нет. Вы извините, у нас «записываю» нет. «Будьте-ка любезны, из ваших рук удостоверение, я его перепишу».

Оксана Галькевич: Берем блокнотик, ручечку…

Леонид Ольшанский: «Секундочку, секундочку! Я не успеваю, не успеваю. У вас Главное управление внутренних дел по городу такому-то МВД России? Подождите». Как только вы переписали, уже ясно – денег не дадите, у вас документы в порядке, будет полемика, будет война. Все. Поэтому каждый должен для себя определиться – или он выходит с улыбочкой и предлагает что-то, что мы не обсуждаем, или же он полемизирует, требует адвоката. Тогда есть шанс его победить.

Оксана Галькевич: Блокнотик – это хорошо.

Константин Чуриков: Подождите. Мы сейчас с вами говорим не об исполнении закона, а мы с вами сейчас говорим о неких таких психологических моментах. Как сделать так, чтобы закон был исполнен?

Леонид Ольшанский: Значит, еще раз говорю. Он запрещает снимать? Значит, вариант первый – подменить блокнотом и авторучкой, что тоже неплохо. А второе – он запрещает снимать, если вы прямо на него направили. А если вы держите в машине что-то записывающее? Нажали кнопку. Откуда он знает что? Оно и будет записываться. Главное – вы тогда не выходите из машины. Вот что мы хотим сказать? Из машины выйти водитель не обязан. Он может требовать, но мы не обязаны выходить.

Оксана Галькевич: Здесь, знаете, меня формулировка еще интересует: при наличии запрета инспектор обязан сообщить об этом участнику дорожного движения. Что это за запрет? Как он должен быть оформлен? Это приказ, так сказать, по ГИБДД какого-то региона?

Леонид Ольшанский: Отвечаю. В корень смотрите.

Оксана Галькевич: Он должен быть на сайте какого-то ведомства опубликован?

Леонид Ольшанский: Нет.

Оксана Галькевич: Что это за запрет? Где я могу с ним ознакомиться?

Леонид Ольшанский: Приведу маленький пример. Вы приходите в налоговую, а вам говорят: «С вас 152 рубля». Вы говорите: «За что?» Она говорит: «Вот Налоговый кодекс, под которым стоит подпись президента. С любого гонорара… Вы работаете в редакции? У вас был гонорар 1600 рублей, – ну, я условно говорю. – Я обязана вычесть 13% по статье такой-то Налогового кодекса России».

Инспектор подходит и говорит: «Я вам выписываю штраф, – ну, условно говоря, – 1000 рублей». – «За что?» – «Вы проехали неправильно». – «По какой статье?» – «Вот по такой-то статье Административного кодекса России».

Мы должны наизусть знать все часть 3 статьи 55 Конституции: «Права человека и гражданина в исключительном случае могут быть ограничены только федеральным законом». ОСАГО – плохо, критикуем его, но есть закон нашего государства. Плохо, но никуда не денешься. «Командир, покажи мне, пожалуйста, статью кодекса, которая запрещает. Все вот эти ваши регламенты – это все для вас». Поэтому если прямого запрета в законе нет, то можно…

Или еще. За незаконное хранение оружия – статья Уголовного кодекса. Вот статья Уголовного кодекса: нельзя оружие иметь при себе.

Оксана Галькевич: Леонид Дмитриевич, я не могу понять одно. Помните, была большая кампания в нашей стране, когда законы регионов приводили в соответствие закону Российской Федерации? Были расхождения. Мы сейчас с вами обсуждаем регламент работы сотрудников ГИБДД, и вы уже второй или третий раз говорите, что это документ для внутреннего пользования сотрудников в погонах. Они к нам не относятся.

Леонид Ольшанский: Да.

Оксана Галькевич: Тогда получается, что этот регламент работы сотрудников ГИБДД противоречит в части законам Российской Федерации?

Леонид Ольшанский: Нет, кое-где он противоречит

Оксана Галькевич: Кое-где?

Леонид Ольшанский: Кое-где. Я выходить не обязан – раз. Досмотр, осмотр? Осмотра нет в кодексе – два. Кое-где есть, но всю жизнь… Адвокаты или эксперты для чего существуют? Для того чтобы помогать людям. Все ведомства (и на Западе), полиция нарушает права граждан.

Оксана Галькевич: Подождите…

Константин Чуриков: Извините. Но то, о чем вы рассказываете, требует поездок исключительно с адвокатом. То есть он всегда должен быть где-то рядом в машине.

Леонид Ольшанский: Нет-нет-нет. Мы в аптечке имеем йод, бинт, ножницы – минимум? Значит, минимум нужно знать: не выйду из машины, ни слова не скажу без адвоката, подписывать ничего не буду. Главное – не грубить, вести себя хладнокровно и вызывать подмогу.

Оксана Галькевич: Как ведомство такое серьезное и большое выпускает в жизнь регламент, который кое-где противоречит федеральному законодательству?

Леонид Ольшанский: Минуточку. Если у нас сейчас сидел бы представитель этого ведомства, он бы сказал: «Это точка зрения Ольшанского, субъективная. А мы работаем для народа, боремся с террористами». И сейчас бы нам рассказали: «Как я найду динамит, если я хотя бы не посмотрю туда?» А это не досмотр…

Константин Чуриков: А преступник скрылся в лес как раз.

Оксана Галькевич: Это осмотр.

Леонид Ольшанский: Да. Поэтому тяжело бороться, но бороться будем. Ну, давайте мы пошлем им… Вообще материал в СМИ равен заявлению в органы. Давайте мы их спросим: господа, я малограмотный, я плохо читал кодексы. Вы мне расскажите, в каком кодексе…

Оксана Галькевич: Почетный адвокат Российской Федерации Леонид Ольшанский говорит сейчас.

Леонид Ольшанский: Вы мне расскажите, в каком кодексе есть слово «осмотр». Если в кодексе есть, то тогда я в следующую передачу призову всех подчиняться. Если слова «осмотр» в кодексе нет, то тогда – извините.

Константин Чуриков: Кстати, а неповиновение сотрудникам органов?

Леонид Ольшанский: Неповиновение законному требованию.

Константин Чуриков: Законному.

Леонид Ольшанский: Верховный Суд сказал: законным является такое требование, которое основывается на федеральном законе, а не на подзаконном акте, не на инструкции какой-то.

Константин Чуриков: Нам сначала люди писали, думали, что это как раз гаишникам самим выгодно. А теперь пишут: «А, все понятно! Все в интересах адвокатов», – пишут нам из Тверской области. Мурманск пишет: «Обоюдная видеосъемка не должна быть под запретом. Что за каста неприкасаемых?» Спрашивает из Москвы нас зритель: «Сейчас появилось много камер, которые фиксируют нарушения. Но почему не ставят предупреждающие знаки о том, что ведется съемка?»

Леонид Ольшанский: Ну, не приняли такого решения. Кстати, камеры тоже, по мнению теоретиков права, нарушают Конституцию, потому что квиток приходит заведомо невиновному – собственнику. А это может быть и ваша редакция, и бабушка, и дедушка. Заведомо тому, кто не был за рулем. Это тоже такой вопрос на час целый эфира.

Оксана Галькевич: Ну, там есть сложности с доказательством, да? Подтвердите и докажите, что это действительно так.

Леонид Ольшанский: А они говорят так: «Нас не колышет, кто был за рулем. Если попался, то тогда – водителю. Если просто камера, то тогда – собственнику». Им и так, и так денег содрать.

Константин Чуриков: Они же должны быть вежливыми, а вы говорите: «Нас не колышет, кто был за рулем».

Еще спрашивает Вологодская область: «Скажите, почему ППС ездят задним ходом целый квартал в городе Грязовец?» Калмыкия: «При въезде в Волгоград всех пассажиров автобуса заставляют выходить из автобуса, сдавать паспорта и ждать проверки. Очередь очень большая. Законно ли это?»

Леонид Ольшанский: Теперь законно. Проверять документы могут не только у водителя, но и у пассажиров. Против этого я сказать ничего не могу, потому что закон «О полиции» – федеральный закон – разрешает сотруднику милиции раньше, а теперь полиции проверять документы.

Константин Чуриков: Целыми автобусами?

Леонид Ольшанский: Да. Кстати, я вам рисую сюжет. Мы с вами едем в машине. Допустим, я за рулем, но я джентльмен. А он говорит: «Документы», – и вам, и вам. А вы забыли. Но мы же джентльмены? Значит, мы все вместе… Он говорит: «Вы свободны, девушка с нами». Мы говорим: «Нет». И мы все вместе едем в отделение. Срок задержания – три часа. Мы всю ночь провели в отделении.

Константин Чуриков: Ну, три часа, чтобы спасти Оксану? Я согласен.

Оксана Галькевич: И самое главное, что у меня будет алиби в таком месте и в такой компании.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Леонид Дмитриевич Ольшанский был сегодня у нас в студии, вице-президент «Движения автомобилистов России», почетный адвокат Российской Федерации. Спасибо, Леонид Дмитриевич.

Константин Чуриков: Через пару минут мы к вам вернемся.