Гражданский кодекс статья 1515

Статья 1515 ГК РФ. Ответственность за незаконное использование товарного знака

Новая редакция Ст. 1515 ГК РФ

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 1515 ГК РФ

Данная статья является специальной по отношению к статьям ГК, посвященным как способам защиты гражданских прав в целом (ст. 12), так и способам защиты интеллектуальных прав (ст. ст. 1250 — 1252). Статья касается именно гражданско-правовых способов защиты права на товарный знак, реализуемых в исковом порядке. За рамками статьи оставлены такие административно-правовые способы защиты, как, например, подача возражений в палату по патентным спорам против регистрации товарного знака; обращение в антимонопольный орган с заявлением о пресечении действий, являющихся недобросовестной конкуренцией (использование чужого товарного знака — недобросовестная конкуренция); обращение в таможенный орган с заявлением о принятии мер, связанных с приостановлением выпуска товаров (см. гл. 38 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Применение гражданско-правовых защитных мер возможно при условии незаконности используемого третьим лицом обозначения. Признаки незаконного поведения содержатся в п. 3 ст. 1484 ГК (см. комментарий к этой статье).

Статья предусматривает два основных способа защиты права на товарный знак:

— изъятие по требованию правообладателя из оборота и уничтожение контрафактных товаров, содержащих незаконно используемое обозначение;

— выплата компенсации вместо возмещения убытков.

Содержащаяся в Кодексе конструкция первого из указанных способа защиты такова, что правообладатель имеет право только одновременного предъявления требований об изъятии товара из обращения и его уничтожения.

Как правило, в спорах о защите права на товарный знак в первую очередь предъявляются требования о пресечении действий, нарушающих право, т.е. прекращении использования товарного знака. Предъявление требования об изъятии из оборота товаров нарушителя требует доказательств того, что на момент рассмотрения дела в суде нарушитель располагает определенным количеством контрафактного товара.

До принятия части четвертой ГК требование об удалении за счет нарушителя с контрафактных товаров незаконно используемого обозначения (п. 2 ст. 46 Закона РФ «О товарных знаках. «) рассматривалось законодателем, по сути, в качестве одного из основных (наряду с требованием о прекращении нарушения). Теперь возможность предъявления требования об удалении обозначения выглядит как исключение: его можно предъявить лишь вместо требования об изъятии из оборота и уничтожении контрафактных товаров, и только в том случае, когда «введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах».

Требование о защите права на товарный знак путем публикации судебного решения в конкретном печатном издании должно быть обоснованным. Например, в данном печатном издании нарушитель размещал рекламу с изображением товарного знака правообладателя (пункт 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак, утв. информационным письмом ВАС РФ от 29.07.1997 N 19).

Право на компенсацию морального вреда у владельца товарного знака отсутствует. Право на товарный знак носит имущественный характер, а за нарушение указанных имущественных прав законодательством подобной санкции не предусмотрено. Однако если в случае нарушения права на товарный знак одновременно были нарушены неимущественные права гражданина — владельца товарного знака (как правило, наносится ущерб деловой репутации, ибо низкое качество товара нарушителя может создавать у потребителя негативное отношение и к знаку, которым маркируются товары правообладателя), то он может в соответствии со ст. 151 ГК потребовать возмещения морального вреда.

Другой комментарий к Ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК использование средства индивидуализации без согласия правообладателя является незаконным. В свою очередь, незаконное использование товарного знака влечет ответственность, установленную Гражданским кодексом и другими законами.

2. При определении незаконности использования товарного знака, помимо признаков незаконного использования, во внимание должна приниматься цель использования товарного знака. Под этой целью понимается введение в гражданский оборот товаров, маркированных товарным знаком или обозначением, сходным с ним до степени смешения.

3. Комментируемая статья подробно раскрывает специальные, гражданско-правовые способы защиты исключительного права на товарный знак, не указывая при этом на возможность применения административной и уголовной ответственности. Таким образом, исходя из способов защиты, указанных в п. 1 ст. 11 ГК, к нарушителю исключительного права на товарный знак может быть предъявлено: 1) требование о признании исключительного права; 2) требование о пресечении действий, нарушающих исключительное право на товарный знак или создающих угрозу его нарушения; 3) требование возмещения убытков, возникших в результате неправомерного использования товарного знака, причинившего ущерб правообладателю.

Исходя из положений п. 3 ст. 1252 ГК, правообладатель освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

4. Пунктом 4 комментируемой статьи для правообладателя установлено право требования от нарушителя выплаты компенсации вместо возмещения убытков. При этом следует иметь в виду, что компенсация взыскивается только при доказанности факта правонарушения. Кроме того, выплата компенсации может быть, на основании абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК, истребована за каждый случай неправомерного использования товарного знака либо за допущенное правонарушение в целом.

5. В отличие от ранее действовавшего Закона о товарных знаках, п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что изъятая из оборота контрафактная продукция подлежит уничтожению за счет правонарушителя без какой-либо компенсации. Имеется лишь одно исключение из этого правила, обусловленное общественными интересами.

6. При рассмотрении вопроса о незаконном использовании товарного знака следует иметь в виду положение п. 2 ст. 1252 ГК о применении обеспечительных мер (мер по обеспечению иска) в отношении материальных носителей, оборудования и материалов, которые, как предполагается, использовались при нарушении исключительного права.

7. К нарушителю исключительного права на товарный знак, исходя из положений подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК, может быть предъявлено требование о публикации решения суда о допущенном нарушении.

8. Кодексом, в отличие от ранее действовавшего Закона о товарных знаках, установлена особая мера ответственности для случаев неоднократного или грубого нарушения исключительного права на товарный знак (ст. 1253) — суд может, при наличии требования прокурора, принять решение о ликвидации юридического лица-нарушителя или о прекращении деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

9. В пункте 5 рассматриваемой статьи содержится установление, корреспондирующее со ст. 1485 ГК, в соответствии с которой правообладатель имеет право проставлять рядом со своим товарным знаком особое обозначение, информирующее третьих лиц о том, что принадлежащий ему товарный знак является объектом правовой охраны. Однако использование такой предупредительной маркировки по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку нарушает законодательство и влечет соответствующую ответственность. В связи с этим представляется необходимым отметить, что ст. 1515 не использует термин «знак охраны». В свою очередь, ст. 1485 ГК не использует термин «предупредительная маркировка».

Гражданский кодекс

Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Судебная практика и законодательство — ГК РФ часть 4. Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

Руководствуясь статьями 1233, 1252, 1257, 1259, 1270, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая разъяснения, содержащиеся в пункте 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», суды пришли к выводу о наличии правовых оснований для защиты исключительных прав истца в виде взыскания компенсации.

Ссылаясь на отсутствие у ответчика правовых оснований на использование товарного знака, общество «Русмаш» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании 200 000 руб. компенсации, рассчитанной на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, и заявленной исходя из стоимости права использования товарного знака, которая была впоследствии снижена истцом до 100 000 руб. (до однократного размера стоимости права).

Удовлетворяя иск в части взыскания компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак «Krusovice», суды исходили из доказанности факта нарушения исключительного права компании на данный товарный знак, отсутствия доказательств правомерности использования обществом товарного знака и руководствовались статьями 1252, 1484, 1487, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд кассационной инстанции, исходя из того, что ввоз на территорию Российской Федерации товара с размещенными на нем товарными знаками без согласия истца как правообладателя является нарушением исключительных прав истца, руководствуясь статьями 1229, 1252, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для удовлетворения иска в части взыскания компенсации и изъятия и уничтожения контрафактного товара.

Исследовав и оценив в соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства по правилам, установленным для рассмотрения дела судом первой инстанции, апелляционный суд, руководствуясь положениями 1229, 1252, 1484, 1301, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пунктах 43.2, 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», придя к выводу о доказанности истцом факта нарушения ответчиком его исключительных прав как на товарные знаки, так и на объекты изобразительного искусства (рисунки), удовлетворил заявленные исковые требования в полном объеме.

Определив значимые для разрешения дела обстоятельства в соответствии со статьей 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 2.1, 4.4, 27.8, 28.2 КоАП РФ, статьями 1229, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что имеются основания для привлечения ИП Титовой А.Н. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ.

Ссылаясь на нарушение его исключительных прав в связи с продажей ответчиком без разрешения правообладателя товара, на котором имеются изображения, сходные до степени смешения с товарным знаком истца, общество «Русмаш» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании 200 000 руб. компенсации, рассчитанной на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и заявленной исходя из стоимости права использования товарного знака, которая была впоследствии снижена истцом до 100 000 руб. (до однократного размера стоимости права).

Расчет компенсации произведен истцом в соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) исходя из стоимости права использования товарного знака, которая была впоследствии снижена им до 100 000 руб. (до однократного размера стоимости права).

Ссылаясь на отсутствие у ответчика правовых оснований на использование товарного знака, общество «Русмаш» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании 200 000 руб. компенсации, рассчитанной на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), и заявленной исходя из стоимости права использования товарного знака, которая была впоследствии снижена истцом до 100 000 руб. (до однократного размера стоимости права).

Установив, что при регистрации домена saucony.ru ответчиком использовано словесное обозначение SAUCONY, тождественное товарным знакам, принадлежащим компании, которая учреждена в соответствии с законодательством штата Массачусетс 14.05.1920 и является одним из крупнейших в мире производителей спортивной одежды и обуви для бега марки SAUCONY; в сети Интернет доменное имя saucony.ru администрировалось Зайцевым А.И., не получившим согласия компании на использование товарного знака, имеющего правовую охрану на территории Российской Федерации с 04.02.2002, доказательств наличия законных прав и интересов в использовании доменного имени имени saucony.ru ответчиком не представлено, руководствуясь положениями статьи 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, статьи 1229, пункта 2 статьи 1484, пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных компанией требований.

12. Постановлением от 13 декабря 2016 года N 28-П Конституционный Суд дал оценку конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации.

Размещение нескольких товарных знаков на одном материальном носителе в этом случае является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак. В результате неправильного исчисления компенсации за незаконное использование принадлежащих истцу товарных знаков суды взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

1. Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций в части отказа в удовлетворении требований ООО «Х.» к ЗАО «Лыткаринский мясоперерабатывающий завод» отменены и оставлено без изменения решение арбитражного суда первой инстанции в части взыскания на основании пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации с ЗАО «Лыткаринский мясоперерабатывающий завод» компенсации за незаконное использование комбинированного обозначения, включающего словесный элемент, сходный до степени смешения с товарным знаком истца, имеющим международную регистрацию.

Статья 1515 ГК РФ. Ответственность за незаконное использование товарного знака (действующая редакция)

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1515 ГК РФ

1. К защите права на товарный знак и к ответственности за незаконное использование товарного знака применяются общие нормы об обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда (§ 1 гл. 59 ГК РФ), а также общие положения о защите интеллектуальных прав (ст. 1250 ГК РФ) и о защите исключительных прав (ст. 1252 ГК РФ).

2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит определение контрафактных товаров, этикеток и упаковок товаров. Они являются контрафактными, если на них незаконно размещен товарный знак или обозначение, сходное с ним до степени смешения.

О сходстве до степени смешения см. п. 16 комментария к ст. 1483 ГК РФ.

Хотя данное определение контрафактных объектов несколько отличается от того, что содержится в п. 4 ст. 1252 ГК РФ, принципиальных противоречий между этими определениями нет.

См. также п. 10 — 12 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

3. Первая фраза п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что правообладатель имеет право требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя таких контрафактных объектов.

Эта норма также в основном повторяет общую норму, содержащуюся в п. 4 ст. 1252 ГК РФ.

Следует полагать, что слова «за счет нарушителя» относятся не только к уничтожению, но и к изъятию контрафактных объектов.

См. также п. 13 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

4. Из второй фразы п. 2 комментируемой статьи вытекает, что если введение контрафактных объектов в оборот «необходимо в общественных интересах», то такой контрафактный объект, как можно полагать, хотя и изымается из оборота, но не подлежит уничтожению. При этом правообладатель вправе потребовать удаления с таких объектов незаконно используемого товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения. После этого такой объект уже не считается контрафактным.

Возможность такого решения вопроса о судьбе контрафактных объектов соответствует нормам, предусмотренным п. 4 ст. 1252 ГК РФ, где установлено, что ГК РФ может предусмотреть «иные последствия» в отношении «судьбы» контрафактных объектов.

Следует полагать, что употребленное в комментируемой норме понятие «товары, введение которых в оборот необходимо в общественных интересах», имеет здесь какое-то особое, узкое значение. Если использовать это понятие в широком, обычном его понимании, то тогда уничтожению контрафактных объектов вообще не остается места, поскольку можно утверждать, что любой товар, находящий своего покупателя, введен в оборот «в общественных интересах».

5. Пункт 3 данной статьи относится к тем товарным знакам, которые используются при выполнении работ или оказании услуг, т.е. к знакам обслуживания.

В этом случае нарушитель обязан удалить товарный знак или обозначение, сходное с ним до степени смешения, из материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в частности из документации, рекламных материалов, с вывесок и т.п.

6. В соответствии с п. 4 комментируемой статьи правообладатель может потребовать взыскания с нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации.

Возможность предъявления требования о взыскании компенсации вместо возмещения убытков предусмотрена, общим образом, в п. 3 ст. 1252 ГК РФ. В этой последней норме содержатся несколько важных положений, которые подлежат применению по п. 4 комментируемой статьи, но в указанном п. 4 они не повторяются.

Об общих вопросах взыскания этой компенсации см. п. 6 — 9 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

7. Виды и размеры компенсации, предусмотренной в п. 4 комментируемой статьи, являются практически идентичными и в сфере авторского права (ст. 1301 ГК РФ), и в сфере смежных прав (ст. 1311 ГК РФ), и в сфере наименований места происхождения товаров (ст. 1537 ГК РФ), и в сфере товарных знаков.

8. В сфере товарных знаков установлены два вида компенсации (названия условны):

— компенсация по усмотрению суда и

— компенсация в двукратном размере стоимости.

Подробный комментарий первого вида компенсации приводится в п. 6 комментария к ст. 1301 ГК РФ, относящейся к авторскому праву. Все содержащиеся здесь выводы полностью применимы к товарным знакам.

«Суд не вправе уменьшить размер взыскиваемой суммы компенсации ниже минимального, поскольку обязательство. по выплате компенсации. не является неустойкой» — п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122.

9. Компенсация второго вида (подп. 2 п. 4 комментируемой статьи) может определяться либо как двукратный размер стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак либо обозначение, сходное с ним до степени смешения, либо как двукратный размер стоимости права использования товарного знака, если бы они были приобретены нарушителем.

При этом учитывается не та цена, по которой нарушитель продает контрафактные товары, а та цена, по которой владелец товарного знака продает подлинные, легальные товары.

10. В соответствии с п. 5 комментируемой статьи лицо, которое помещает предупредительную маркировку по отношению к обозначению, не зарегистрированному в России в качестве товарного знака, несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

О предупредительной маркировке см. ст. 1485 ГК РФ.

Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в России обозначения является уголовным преступлением в соответствии со ст. 180 УК. Однако следует считать, что в ГК РФ вряд ли даются отсылки к уголовному законодательству. Поэтому в комментируемой норме, как можно полагать, имеется в виду гражданско-правовая ответственность за недостоверную и недобросовестную рекламу, а также за действия, являющиеся актами недобросовестной конкуренции.

По-видимому, комментируемая норма не должна применяться в том случае, если предупредительная маркировка проставляется на товаре, изготавливаемом за рубежом, а затем этот товар продается за рубежом и импортируется покупателем в Россию.

Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Комментарий к ст. 1515 ГК РФ

1. В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК использование средства индивидуализации без согласия правообладателя является незаконным. В свою очередь, незаконное использование товарного знака влечет ответственность, установленную Гражданским кодексом и другими законами.

2. При определении незаконности использования товарного знака, помимо признаков незаконного использования, во внимание должна приниматься цель использования товарного знака. Под этой целью понимается введение в гражданский оборот товаров, маркированных товарным знаком или обозначением, сходным с ним до степени смешения.

3. Комментируемая статья подробно раскрывает специальные, гражданско-правовые способы защиты исключительного права на товарный знак, не указывая при этом на возможность применения административной и уголовной ответственности. Таким образом, исходя из способов защиты, указанных в п. 1 ст. 11 ГК, к нарушителю исключительного права на товарный знак может быть предъявлено: 1) требование о признании исключительного права; 2) требование о пресечении действий, нарушающих исключительное право на товарный знак или создающих угрозу его нарушения; 3) требование возмещения убытков, возникших в результате неправомерного использования товарного знака, причинившего ущерб правообладателю.

Исходя из положений п. 3 ст. 1252 ГК, правообладатель освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

4. Пунктом 4 комментируемой статьи для правообладателя установлено право требования от нарушителя выплаты компенсации вместо возмещения убытков. При этом следует иметь в виду, что компенсация взыскивается только при доказанности факта правонарушения. Кроме того, выплата компенсации может быть, на основании абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК, истребована за каждый случай неправомерного использования товарного знака либо за допущенное правонарушение в целом.

5. В отличие от ранее действовавшего Закона о товарных знаках, п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что изъятая из оборота контрафактная продукция подлежит уничтожению за счет правонарушителя без какой-либо компенсации. Имеется лишь одно исключение из этого правила, обусловленное общественными интересами.

6. При рассмотрении вопроса о незаконном использовании товарного знака следует иметь в виду положение п. 2 ст. 1252 ГК о применении обеспечительных мер (мер по обеспечению иска) в отношении материальных носителей, оборудования и материалов, которые, как предполагается, использовались при нарушении исключительного права.

7. К нарушителю исключительного права на товарный знак, исходя из положений подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК, может быть предъявлено требование о публикации решения суда о допущенном нарушении.

8. Кодексом, в отличие от ранее действовавшего Закона о товарных знаках, установлена особая мера ответственности для случаев неоднократного или грубого нарушения исключительного права на товарный знак (ст. 1253) — суд может, при наличии требования прокурора, принять решение о ликвидации юридического лица-нарушителя или о прекращении деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

9. В пункте 5 рассматриваемой статьи содержится установление, корреспондирующее со ст. 1485 ГК, в соответствии с которой правообладатель имеет право проставлять рядом со своим товарным знаком особое обозначение, информирующее третьих лиц о том, что принадлежащий ему товарный знак является объектом правовой охраны. Однако использование такой предупредительной маркировки по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку нарушает законодательство и влечет соответствующую ответственность. В связи с этим представляется необходимым отметить, что ст. 1515 не использует термин «знак охраны». В свою очередь, ст. 1485 ГК не использует термин «предупредительная маркировка».

Судебная практика по статье 1515 ГК РФ

Руководствуясь положениями пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пунктах 43.2 и 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», учитывая характер нарушения исключительных прав истца, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, вероятные убытки правообладателя, суд апелляционной инстанции счел возможным взыскать компенсацию за нарушение исключительного права в заявленной сумме 1 000 000 рублей.

Принимая оспариваемые заявителем с судебные акты суды руководствовались пунктом 1 статьи 1229 , пунктом 3 статьи 1252 , пунктами 1 , 3 статьи 1484 , пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32 разъяснениями, содержащимися в абзаце втором пункта 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», правовой позицией, изложенной в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 13.12.2007 N 122, и сходили из доказанности обществом «Геркулес» факта нарушения ответчиком принадлежащих ему исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 497212 и N 445258 путем использования сходного до степени смешения комбинированного обозначения в виде упаковки овсяных хлопьев.

Суды, частично удовлетворяя иск, руководствовались статьями 1229 , 1301 , 1484 , 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» и исходили из доказанности факта нарушения предпринимателем исключительных прав общества.

Выводы судов соответствуют положениям статьей 1225 , 1229 , 1252 , 1477 , 1484 , 1487 , 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позиции, изложенной в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив факт нарушения обществом прав истца на товарный знак путем ввоза (импорта) без согласия правообладателя ответчиком товаров, на которых нанесены товарные знаки «VELKOPOPOVICKY Kozel» и «PILSNER URQUELL», суд, руководствуясь статьями 1484 , 1487 , пунктом 3 статьи 1252 , статьей 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом правовой позиции, изложенной в пунктах 43.2, 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», пришел к выводу об обоснованности требования истца о выплате компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

Исследовав и оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суды с учетом результатов проведенных судебных экспертиз установили, что используемое обществом «Луч» обозначение является сходным до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 525452, принадлежащим обществу «Экспресс», в отношении однородных услуг (маникюр; массаж; салоны красоты [в том числе педикюр]), и, руководствуясь статьями 1229 , 1477 , 1479 , 1484 , 1487 , 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности», учитывая отсутствие разрешения на использование ответчиком спорного товарного знака и доказанность факта нарушения ответчиком исключительных прав истца, удовлетворили иск.

Статьей 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за незаконное использование товарного знака. В пункте 4 названной статьи определено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты, суды, руководствуясь положениями статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 10 , 1250 , 1252 , 1484 , пунктов 3 , 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 10.bis Парижской конвенции, пунктов 15 , 18 статьи 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», разъяснениями, содержащимися в пунктах 43.2, 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», правовой позицией, изложенной в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 13.12.2007 N 122, и исходили из доказанности истцом факта нарушения обществом «Оптика Сервис-Плюс» исключительных прав предпринимателя путем использования ответчиком в своем фирменном наименовании, на вывеске, на чеках, печати, бланках заказов, торговых штампах и иных товаросопроводительных документах, а также в составе доменного имени, на сайте http://ochkarik-nv.narod.ru/ словесных обозначений «очкарик», «ochkarik», сходство до степени смешения которых с зарегистрированными истцом товарными знаками является явным как с точки зрения фонетики, так и с точки зрения смыслового сходства ввиду полного тождества звучания и заложенных в обозначении понятий.

Исследовав и оценив все имеющиеся в материалах доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился Суд по интеллектуальным правам, признав доказанным факт нарушения обществом исключительных прав истца на товарный знак при ввозе на территорию Российской Федерации товара, маркированного этим товарным знаком без согласия компании-правообладателя, руководствуясь статьями 1229 , 1484 , 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска в части взыскания компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, а также в части изъятия и уничтожения спорного товара, в связи с чем удовлетворил исковые требования частично.

Суд апелляционной инстанции, изменяя решение суда первой инстанции и взыскивая 1 000 040 руб., руководствовался статьями 1235 , 1301 , 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» и исходил из того, что правообладателем всех фотографий является предприниматель; обществом опубликованы 52 спорные фотографии в коммерческих целях; договорные отношения между сторонами спора отсутствуют.

Суд, руководствуясь статьями 1229 , 1473 — 1475 , пунктами 1 , 3 статьи 1484 , пунктом 3 статьи 1252 , пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскал с общества «Синтех» в пользу истца компенсацию в размере 500 000 рублей, установив, что данное общество нарушило право истца путем дачи предпринимателю задания на разработку сайта и оплаты услуг по регистрации доменного имени. Использование обществом интернет-сайта с доменным именем «тиссан.рф», на котором предлагаются к продаже товары, производимые указанным лицом, подтверждается тем, что на указанном сайте размещен знак охраны авторского права: латинская буква «С» в окружности, наименование правообладателя — «Синтех» и год первого опубликования — 2014; факт нарушения исключительного права истца на товарные знаки и фирменное наименование подтверждается протоколом осмотра веб-сайта «тиссан.рф» от 15.10.2015.