Доверенность от иностранного юридического лица в суд

Содержание:

Закон РАА

Доверенность для представителя иностранной компании в РФ

Доверенность для представителя иностранной компании в РФ. Как правило, иностранные организации заключают сделки и совершают иные действия на территории РФ через местных представителей, действующих по доверенности, удостоверенной за рубежом. Данное обстоятельство не исключает тем не менее необходимости проверки при нотариальном удостоверении сделки полномочий органа или должностного лица, выдавшего доверенность от имени иностранной организации на совершение соответствующих юридически значимых действий в России, поскольку полномочия представителя напрямую производны от полномочий доверителя: никто не может передать полномочий больше, чем обладает сам. Исключение составляют лишь случаи, когда доверенность представителя была удостоверена в рамках развернутой публично-правовой процедуры, поскольку в этом случае нотариус или другой публично-правовой субъект за рубежом уже проверил полномочия органа иностранной организации на передачу представителю права на заключение сделки

Российские нотариусы довольно часто сталкиваются в своей профессиональной деятельности с доверенностями, совершенными за рубежом, а также сами по просьбе заинтересованных лиц удостоверяют доверенности для использования за границей. Именно в отношении доверенностей, выдаваемых за рубежом, чаще всего возникает вопрос об их эквивалентности требованиям нотариальной формы, установленным российским законодательством. В том числе это связано с императивной нормой п. 1 ст. 185.1 ГК, которая требует нотариального удостоверения доверенностей на совершение сделок в нотариальной форме и на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами. Следовательно, от соблюдения нотариальной формы доверенности при совершении таких сделок зависит действительность последних. Однако подобные правила действуют далеко не во всех странах мира, что способно породить проблемы, связанные с признанием на нашей территории действительности иностранных доверенностей, не соответствующих императивным требованиям российского права.

Выдача доверенности может не сопровождаться заключением договора поручения или иного соглашения между доверителем и представителем. В этом случае для определения права, применимого к отношениям представительства и при отсутствии специальных норм международного договора, используются коллизионные правила ст. ст. 1217, 1217.1 ГК. В частности, поскольку выдача доверенности — это односторонняя сделка, то к соответствующему обязательству, если иное явно не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела, применяется право страны, где на момент совершения односторонней сделки находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке, т.е. представителя (ст. 1217 ГК). При этом законодатель дополнительно конкретизирует данную норму применительно к выдаче доверенности, предусматривая целый ряд коллизионных правил в п. п. 2 — 4 ст. 1217.1 ГК, а именно:

  • во-первых, главным принципом определения применимого права является его выбор представляемым в доверенности, если иное не вытекает из закона. Но такой выбор имеет силу лишь в той мере, в какой третье лицо и представитель были о нем извещены. Оптимальной здесь видится ситуация, когда на право, применимое к отношениям представительства, прямо указывается в тексте доверенности;
  • во-вторых, если применимое право не выбрано представляемым или выбранное им право не подлежит применению, то отношения между представляемым или представителем и третьим лицом определяются по праву страны, где находится место жительства или основное место деятельности представителя. В случае, когда третье лицо не знало и не должно было знать о таком месте жительства или деятельности представителя, применяется право страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае;
  • в-третьих, если доверенность выдается для совершения сделки с недвижимым имуществом, влекущей государственную регистрацию прав по ней, применяется право страны, где недвижимое имущество внесено в государственный реестр;
  • в-четвертых, к отношениям представительства по судебной доверенности применяется право страны по месту судебного или третейского разбирательства.

Важным на практике использования доверенности в международном обороте является отграничение круга вопросов, которые разрешаются на основе права, применимого к отношениям представительства. На сегодняшний день законодатель определил перечень таких вопросов, в частности:

  1. наличие и объем полномочий представителя;
  2. последствия осуществления представителем своих полномочий;
  3. требования к содержанию доверенности;
  4. срок действия доверенности;
  5. прекращение доверенности, в том числе последствия ее прекращения для третьих лиц;
  6. допустимость выдачи доверенности в порядке передоверия;
  7. последствия совершения сделки при отсутствии полномочий действовать от имени представляемого или при превышении этих полномочий, в том числе в случае последующего одобрения такой сделки представляемым.

Форма доверенности для представителя иностранной компании на территории РФ

В силу прямого указания абзаца второго п. 1 ст. 1209 ГК форма доверенности определяется по тем же правилам, что и форма любой другой сделки. Таким образом, действительной будет доверенность, форма которой удовлетворяет хотя бы одному из следующих законов:

  1. праву, подлежащему применению к отношениям сторон представительства по существу;
  2. праву по месту совершения доверенности;
  3. российскому праву, если личным законом хотя бы одной стороны является российское право.

По идее, такой широкий набор коллизионных привязок, указывающих на право, применимое к форме доверенности, должен исключать ситуации, при которых она может быть признана недействительной по формальным соображениям. Повторимся, что наибольшее удобство и распространение на практике имеет оформление сделок, включая доверенности, в соответствии с правом страны по месту их совершения.

Не следует также забывать, что международным договором могут быть установлены специфические правила определения права, применимого к форме доверенности. Например, в соответствии со ст. 40 Минской конвенции форма и срок действия доверенности определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой выдана доверенность. Других альтернатив Минская конвенция не предусматривает.

Если нотариальная форма доверенности является обязательной в силу российского закона, то на практике желательно удостоверение такой доверенности за рубежом компетентным нотариусом или иным уполномоченным за рубежом лицом. При этом общие правила нотариального или иного публичного производства за рубежом должны в целом соответствовать нормам российского права, что, как правило, имеет место в странах так называемого латинского нотариата. В иных случаях целесообразно удостоверение доверенности консулом России в иностранном государстве.

Доверенность для представителя иностранной компании в РФ

ДОВЕРЕННОСТЬ ДЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ИНОСТРАННОЙ КОМПАНИИ НА ТЕРРИТОРИИ РФ

___________________, _______________
(населенный пункт, дата составления доверенности)

Компания «____(полное наименование)____», в лице _____(должность, Ф.И.О.)______, действующего на основании _________________, настоящим уполномочивает _______________, (паспорт: серия ______ N _________, выдан ______________ «__»_______ ____ г., код подразделения ______________), проживающего по адресу: _________________, представлять компанию «___________» на территории Российской Федерации и осуществлять следующие действия:
— заключать любые сделки и подписывать от имени компании «____________» договоры и иные необходимые документы, связанные с деятельностью компании «________», открывать расчетные, валютные и иные счета в банках и иных кредитных организациях на территории Российской Федерации и распоряжаться находящимися на них денежными средствами;
— представлять интересы компании «________» в отношениях с государственными, общественными и коммерческими организациями в Российской Федерации в связи с деятельностью доверителя;
— вести от имени и в интересах компании «____________» любые гражданские дела во всех судебных инстанциях (судах общей юрисдикции, арбитражных и третейских судах), в том числе при рассмотрении дел по существу, а также в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях со всеми правами, которые предоставлены законом истцу, ответчику, третьему лицу, потерпевшему, в том числе с правом подписания искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявления об обеспечении иска, передачу дела в третейский суд, изменения предмета или основания иска, признания иска, полного или частичного отказа от исковых требований, заключения мирового соглашения, подписания заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, обжалования судебного акта арбитражного суда, предъявления ко взысканию и отзыва исполнительного листа, обжалования действий судебного пристава-исполнителя, с правом сбора, подготовки и получения любых необходимых для выполнения данного поручения документов, подписи всех необходимых документов и совершения всех необходимых действий, связанных с выполнением данного поручения, включая право получения присужденного имущества или денег.

Доверенность выдана сроком на ______(не более трех лет)__________ с правом (без права) передоверия.

Подпись представителя ____________________________________ удостоверяю.

Компания «__________________» ______________/______________
(Ф.И.О.)
М.П.

ВС разрешил ряду категорий представителей ходить в суды с доверенностями без печати

Представлять интересы юрлица в судах можно и без печати организации на доверенности. Это следует из опубликованного накануне 108-страничного обзора судебной практики Верховного суда РФ.

В обзоре, утвержденном Президиумом Верховного суда 26 июня 2015 года, анализируется практика всех судебных коллегий ВС (о материалах, представленных коллегиями по экономическим спорам и по гражданским делам, читайте в «Право.Ru» соответственно здесь и здесь), а также даются разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике (о толковании по срокам обжалования заочных судебных решений читайте здесь).

В последней подборке Верховный суд также отвечает на вопрос, требуется ли удостоверение доверенности на представление интересов юридического лица в суде печатью организации?

Порядок судопроизводства в судах определяется Конституцией РФ, ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации», ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами (ч. 1 ст. 1 ГПК РФ, ч. 2 ст. 3 АПК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 53 ГПК РФ, ч. 5 ст. 61 АПК РФ в редакции закона от 6 апреля 2015 года №82-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части от мены обязательности печати хозяйственных обществ» доверенность на представление интересов в суде от имени организации должна быть подписана руководителем организации или иным уполномоченным на это ее учредительными документами лицом и скреплена печатью организации (при наличии печати). Тем же законом в отношении акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью отменено требование об обязательности печати. Указанные хозяйственные общества вправе самостоятельно принимать решение использовать или не использовать печать при осуществлении деятельности.

Частью 6 ст. 57 КАС РФ установлено, что доверенность от имени организации должна быть подписана её руководителем или иным уполномоченным на это ее учредительными документами лицом и скреплена печатью организации. В силу п. 4 ст. 185.1 ГК РФ доверенность от имени юридического лица выдаётся за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это в соответствии с законом и учредительными документами.

Вместе с тем, поскольку в процессуальном законодательстве содержатся специальные требования к удостоверению доверенности на представление интересов в суде, то судам при проверке формы доверенности, удостоверяющей полномочия представителей юридических лиц, участвующих в деле, следует руководствоваться положениями ч. 3 ст. 53 ГПК РФ, ч. 5 ст. 61 АПК РФ, ч. 6 ст. 57 КАС РФ.

Если федеральный закон содержит требование о наличии печати для организаций определённой организационно-правовой формы (например, пунктом 3 статьи 2 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» установлена обязанность унитарного предприятия иметь печать), то доверенность на представление интересов такой организации в суде должна быть удостоверена как подписью её руководителя, так и печатью.

Когда федеральным законом такая обязанность не предусмотрена и указано, что организация вправе иметь печать (в частности, п. 7 ст. 2 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 2 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»), представитель организации должен предоставить суду её учредительные документы или их надлежащим образом заверенные копии. Если в них содержатся сведения о наличии печати, то доверенность на представление интересов указанной организации в суде должна быть удостоверена подписью её руководителя или иного уполномоченного на это её учредительными документами лица и одновременно печатью организации. При отсутствии таких сведений удостоверение доверенности на представление интересов в суде печатью не требуется.

С полным текстом Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 2 (2015) можно ознакомиться здесь.

Представительство иностранных лиц в суде

Представительство в суде – это механизм реализации и защиты своих прав в суде, в том случае, если физические и юридические лица не могут защитит свои права и свободы по ряду определенных обстоятельств (недееспособность, частичная дееспособность, недостаточность знаний о способах и методах защиты и реализации своих прав).

Правила представительства в суде, закрепленные российским законодательством, распространяются как на граждан России, так и на иностранных лиц. В большинстве случаев, представителями иностранных лиц в суде выступают адвокаты, юристы, или иные лица, осуществляющие оказание юридической помощи. Но в отличие от граждан РФ, представительство иностранных лиц в суде может осуществлять наиболее широкий круг, к которым в том числе относятся адвокаты и консулы иностранных государств.

Юристы обращают особое внимание на положение адвокатов иностранного государства. Так, в соответствии с законом, регулирующим деятельность адвокатов, иностранные представители (адвокаты) могут осуществлять оказание юридической помощи гражданам РФ или иностранным лицам, но только по вопросам права того иностранного государства, представителями которого они выступают.

Отдельно стоит сказать о консульском представительстве в суде. Так, например, в соответствии с Венской конвенцией о консульских соглашениях, основной функцией консулов является представительство иностранных лиц в суде, защита прав граждан и организаций, представителем которого он является. Особенностью консульского представительства иностранных лиц в суде выступает тот факт, что консулы вправе защищать и представлять интересы граждан своего государства в суде без доверенности. Исходя из основ арбитражного процессуально кодекса РФ, консулы вправе осуществлять в суде все процессуальные действия. Но, есть ряд процессуальных действий, которые должны быть закреплены в доверенности (подписание иска, подача встречного иска, изменение предмета иска, объема исковых требований и др.).

Еще одной особенностью представительства иностранных лиц в суде консулами является отсутствие необходимости консульской легализации и проставления апостиля в том случае, если доверенность на представительство иностранных лиц в суде выдана на территории стран СНГ. При этом необходимо, чтобы такая доверенность была заверена соответствующим учреждением либо уполномоченным на то лицом и скреплена гербовой печатью

Если в суде участвует иностранное лицо, то все представляемые документы должны быть переведены на русский язык, а перевод должен быть заверен нотариусом. Такие документы так же должны быть легализованы в РФ путем проставления апостиля.

При обращении в ООО «Ордин и К» юристы компании предоставят Вам всю необходимую информацию о представительстве иностранных лиц в суде. Специалисты компании имеют богатый опыт работы в данной сфере.

Арбитражный суд Московского округа

Главное управление Банка России по Центральному федеральному округу г. Москва (ГУ Банка России по ЦФО)

Получатель

УФК по г. Москве (ИФНС России № 7 по г. Москве)

Расчетный счет

Обзоры практики ФАС Московского округа

Утвержден
Постановлением Президиума
Федерального арбитражного
суда Московского округа
от 26 мая 2000 г. N 12

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА
МОСКОВСКОГО ОКРУГА ПО РАССМОТРЕНИЮ
ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ

I. Решение вопроса о наличии в спорных правоотношениях иностранного юридического лица через установление правового статуса иностранного участника

1. Арбитражный суд рассматривает спор по существу только после установления правового статуса иностранного юридического лица.

Суд первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя иск кипрской фирмы о взыскании стоимости ценных бумаг и пени по договору о брокерском обслуживании, не проверил правовой статус иностранного юридического лица.

Постановлением кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменены, дело передано на новое рассмотрение.

В Постановлении кассационной инстанции указано, что истцом является иностранное юридическое лицо.

В соответствии со статьей 161 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик правоспособность иностранного юридического лица определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо.

Правовой статус иностранного лица подтверждается уставными документами и выпиской из торгового реестра страны происхождения этого лица.

Поскольку кипрская фирма не представила доказательств, на основании которых может быть установлен ее правовой статус, суд должен был прекратить производство по делу, а не рассматривать спор по существу.

2. Арбитражный суд определяет правовой статус иностранного юридического лица и извещает непосредственно его о времени и месте судебного разбирательства и в тех случаях, когда оно действует через представительство.

Иск заявлен о взыскании задолженности за неисполнение договора аренды.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, предъявленный от имени сингапурской фирмы представительством, находящимся на территории Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

Все процессуальные документы направлялись судом первой и апелляционной инстанций в адрес представительства без уведомления головного предприятия — сингапурской фирмы.

Кассационная инстанция указанные судебные акты отменила и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Суд кассационной инстанции указал, что суды первой и апелляционной инстанций не определили правовой статус иностранного лица, не известили фирму, находящуюся в Республике Сингапур, надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

Арбитражному суду подведомственны споры между юридическими лицами. Представительство согласно статье 55 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее, «ГК РФ») юридическим лицом не является, поэтому направление в его адрес документов не означает извещение непосредственно самого юридического лица.

Вопросы извещения юридического лица при наличии у него представительства и возможность самостоятельного участия представительства в судебном разбирательстве разрешаются судом в соответствии с Информационным письмом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.98 N 34 «О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц».

3. Полномочия представительства иностранного юридического лица на ведение хозяйственной деятельности, предъявление исков от его имени и представление интересов в арбитражном суде подтверждаются доверенностью и регистрационным свидетельством представительства.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, предъявленный от имени сингапурской фирмы представительством, находящимся на территории Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

Суд кассационной инстанции указанные судебные акты отменил в связи с тем, что суды первой и апелляционной инстанций не проверили наличие регистрационного свидетельства представительства, не определили, какую деятельность вправе осуществлять данное представительство иностранной фирмы в России.

Установление полномочий представительства иностранного юридического лица имеет существенное значение для дела, поэтому суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В соответствии со статьей 2 ГК РФ правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно статье 55 ГК РФ представительством является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту. Правовой статус представительств иностранных юридических лиц на территории Российской Федерации определяется Постановлением Совмина СССР от 30.11.89 «Об утверждении Положения о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций» и Приказом Центрального банка России от 07.10.97 N 02-437 «О порядке открытия и деятельности в Российской Федерации представительств иностранных кредитных организаций».

Иностранное юридическое лицо наделяет представительство соответствующими полномочиями, которые закрепляются в доверенности, выданной руководителю представительства.

После получения разрешения соответствующего аккредитующего органа представительство обязано зарегистрироваться в Государственной регистрационной палате при Министерстве юстиции Российской Федерации, которая осуществляет функции по аккредитации представительств и ведению их сводного государственного реестра.

При представлении интересов иностранного юридического лица в арбитражном суде представительство подтверждает свои полномочия доверенностью и регистрационным свидетельством, выданным Государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции Российской Федерации.

II. Порядок оценки судом арбитражного соглашения

1. Арбитражному суду Российской Федерации подведомственны споры о наличии или действительности арбитражных соглашений юридических лиц стран-участниц Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (1961 г.).

Иск заявлен о признании недействительным контракта на поставку продукции в части арбитражного соглашения.

Определением суда первой инстанции прекращено производство по делу в соответствии с пунктом 1 статьи 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее, «АПК РФ»).

Суд первой инстанции указал, что заявленное требование не относится к спорам, подведомственным арбитражному суду, перечень которых установлен в статье 22 АПК РФ. Доказательств отнесения данного спора к подведомственности арбитражного суда согласно какому-либо федеральному закону сторонами не представлено.

Постановлением апелляционной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Кассационная инстанция определение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменила и передала дело на рассмотрение по существу в первую инстанцию.

Вывод судов о неподведомственности спора арбитражному суду вынесен с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации являются международные договоры. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные национальным законом, то применяются правила международного договора. Аналогичная норма закреплена в статье 11 АПК РФ.

Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (1961 г.) применяется согласно пункту «а» статьи 1 к арбитражным соглашениям юридических лиц, имеющих свое местонахождение в различных договаривающихся государствах. Истцом и ответчиком по данному спору являются юридические лица стран-участниц Конвенции — Российская Федерация и Франция.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо пункта 2 Европейской конвенции имеется в виду пункт 2 ст. VI Европейской конвенции.

Пунктом 2 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (1961 г.), определяющей подсудность государственным судам, предусмотрен порядок вынесения решения по вопросу о наличии или действительности арбитражной оговорки. Таким образом, международным договором предусмотрена подведомственность данной категории споров государственным судам.

При разрешении данного спора суду следовало иметь в виду, что арбитражное соглашение носит автономный характер и вопросы его действительности или недействительности не связаны с оценкой самого контракта, в который оно включено.

Поэтому суд вправе рассматривать самостоятельные иски о наличии или действительности арбитражного соглашения независимо от того, заявлен ли иск о признании недействительным самого контракта, в который включена арбитражная оговорка.

2. Арбитражное соглашение признается действительным, если оно не противоречит закону и может быть исполнено.

Иск заявлен о признании недействительным контракта, на поставку продукции в части арбитражного соглашения.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано.

Судом установлено, что арбитражное соглашение не противоречит закону и может быть исполнено. Следовательно, оснований для признания его недействительным не имеется.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставила без изменения.

Истец в качестве основания для признания арбитражного соглашения недействительным сослался на то, что данное соглашение о передаче споров в Венский суд нарушает норму Закона РСФСР от 04.07.91 N 1545-1 «Об иностранных инвестициях в РСФСР», согласно которой императивно определены случаи возможного обращения в международный суд.

В Постановлении кассационной инстанции отмечено, что ссылка истца на нормы российского права, которые нарушаются данным соглашением, определившим местом рассмотрения споров международный суд, является несостоятельной.

Венский суд не является международным судом в том смысле, в каком этот термин употребляется в международной практике. Это третейский суд при Федеральной экономической палате, компетентный рассматривать экономические споры.

Суд, рассматривая вопрос о действительности арбитражного соглашения, оценивает его с точки зрения исполнимости. Под исполнимостью подразумевается, что стороны конкретно определили место рассмотрения спора, то есть выбрали действующий третейский суд или определили процедуру формирования суда ad hoc, установили процессуальный порядок, а также то, что на момент возникновения спора арбитражное соглашение не утратило силу.

Анализ содержания арбитражной оговорки позволяет четко определить место проведения разбирательства — Федеральная экономическая палата, Вена; порядок проведения разбирательства — в соответствии с правилами ЮНСИТРАЛ.

3. Арбитражный суд по заявлению стороны о наличии в контракте арбитражной оговорки оценивает действительность арбитражного соглашения на основании норм международного соглашения, если обе стороны ратифицировали его в установленном порядке.

Иск заявлен о взыскании задолженности за неисполнение договора поставки.

Ответчик (российское акционерное общество), учитывая, что в материалах дела имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче споров в арбитражный суд по месту нахождения продавца (Великобритания), заявил ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда. Ходатайство было заявлено до первого заявления по существу спора. Суд первой инстанции на основании статей 1, 4 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (1961 г.) удовлетворил заявленное ходатайство.

Постановлением кассационной инстанции решение отменено, дело передано на новое рассмотрение.

Арбитражный суд первой инстанции неправильно применил нормы процессуального права, не оценил арбитражное соглашение сторон в соответствии с нормами права, подлежащими применению.

Великобритания не является участником Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (1961 г.), поэтому к правоотношениям сторон не применяются нормы указанной международной Конвенции.

Российская Федерация и Соединенное Королевство являются участниками Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года.

Суд первой инстанции, разрешая вопрос о необходимости оставления иска без рассмотрения, должен был применить нормы не Европейской, а Нью-Йоркской конвенции.

4. Если арбитражным судом установлено, что арбитражное соглашение действительно и может быть исполнено, он оставляет иск без рассмотрения, а не прекращает производство по делу.

Иск заявлен о взыскании задолженности по договору поставки.

Определением суда первой инстанции производство по делу прекращено по пункту 1 статьи 85 АПК РФ.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поскольку в соответствии с Общими условиями поставок, являющимися неотъемлемой частью контракта, заключенного между английской фирмой и российским акционерным обществом, все споры должны решаться арбитражным судом в Лондоне и применимым правом является английское право.

Апелляционная инстанция отменила определение суда первой инстанции и передала дело на новое рассмотрение.

Суд апелляционной инстанции указал, что Общие условия поставок, на которых суд первой инстанции построил свои выводы, не были подписаны сторонами и, следовательно, не являются надлежащими доказательствами, свидетельствующими о наличии арбитражного соглашения.

В материалах дела имелись другие Общие условия поставок, заключенные сторонами посредством электронной связи. Согласно этим условиям все споры должны решаться Арбитражным судом г. Москвы, а применимым правом является российское право.

Кассационная инстанция оставила без изменения постановление апелляционной инстанции, дополнительно указав на следующее.

Прекращая производство по делу в соответствии с пунктом 1 статьи 85 АПК РФ, суд первой инстанции прежде всего нарушил процессуальное законодательство. При наличии соглашения сторон о рассмотрении споров третейским судом следовало применить пункт 2 статьи 87 АПК РФ, в соответствии с которым иск необходимо оставить без рассмотрения.

III. Порядок определения применимого права

1. Если применимое право не установлено соглашением сторон или международным договором, арбитражный суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеэкономической сделки, определяет применимое право самостоятельно, руководствуясь коллизионными нормами национального законодательства.

Иск заявлен латвийским банком к российскому банку о взыскании задолженности по депозитному вкладу и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение суда первой инстанции, удовлетворившего иск, оставлено без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций.

Суд первой и апелляционной инстанций принял во внимание, что указанная сделка заключена между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, что позволяет охарактеризовать ее как внешнеэкономическую.

Суд, выбирая применимое право, руководствовался коллизионной нормой национального закона. В соответствии с пунктом 5 статьи 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к правам и обязанностям сторон, не перечисленным в пунктах 1 — 4 данной статьи, применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора.

Между сторонами заключено соглашение на размещение средств в депозит, которое представляет собой договор банковского вклада.

Поскольку российский банк исполняет свои обязательства перед латвийским банком (вкладчиком) на территории Российской Федерации, суд правомерно применил российское право.

2. Арбитражный суд при выборе права, применимого к обязательственным отношениям сторон, руководствуется тем, что обязательственные отношения сторон и форма сделки могут регулироваться различными нормами права.

Иск заявлен о взыскании долга и процентов за неисполнение договора купли — продажи.

Суд определил право, применимое к отношениям сторон, на основании международного двустороннего договора, учитывая следующие обстоятельства:

  • контракт был заключен между сторонами, предприятия которых находятся в разных государствах, следовательно, данный спор вытекает из внешнеэкономической сделки;
  • соглашением сторон не определено применимое право;
  • Россия и Чехия являются участниками Договора между СССР и Чехословацкой Социалистической Республикой «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 12 августа 1982 г. Статья 36 этого Договора предусматривает, что форма сделки определяется законодательством договаривающейся стороны, которое применяется к самой сделке. Достаточно, однако, соблюдения законодательства места совершения сделки.

В соответствии с вышеуказанной статьей Договора к отношениям сторон суд первой инстанции применил нормы российского права.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции и передала дело на новое рассмотрение.

Судом первой инстанции неправильно выбрано право, подлежащее применению.

Статья 36 Договора между СССР и Чехословацкой Социалистической Республикой от 12 августа 1982 г. определяет применимое право сторон к форме сделок и не определяет право, применимое к обязательственным отношениям сторон при решении спора, вытекающего из внешнеэкономической сделки. При разрешении вопроса о применимом праве суду необходимо было руководствоваться общими правилами выбора применимого права.

3. Арбитражный суд вправе самостоятельно выбрать правовую систему того государства, право которого, по его мнению, наиболее тесно связано с существом спорного правоотношения, в случае, когда стороны во внешнеэкономическом контракте в качестве применимого права указали на законодательство двух государств.

Страховое общество заявило иск о признании сделки (договора о продаже) недействительной и применении последствий ее недействительности. Российским акционерным обществом, действовавшим по доверенности от имени иностранной компании (Багамские острова), со страховым обществом был заключен договор о продаже права владения зоной отдыха на Канарских островах.

Суд первой инстанции отказал в иске, указав следующее.

Иск заявлен к ненадлежащему ответчику. Этот вывод суда основан на том, что в соответствии со статьей 182 ГК РФ обязанной стороной по договору поручения, а именно так суд определил правовую природу агентского договора, является иностранное юридическое лицо, представляемое российским акционерным обществом.

Истец (страховое общество) возражал против замены ответчика — российского акционерного общества, действующего от имени иностранной компании, в порядке статьи 36 АПК РФ.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Постановлением кассационной инстанции отменено решение суда первой инстанции, дело передано на новое рассмотрение.

Как указала кассационная инстанция, вывод суда первой инстанции о том, что российское акционерное общество является ненадлежащим ответчиком, недостаточно обоснован и сделан без учета всех обстоятельств, имеющихся в деле.

Заключенный договор является не договором поручения, а агентским соглашением, как и было определено сторонами в соответствии с условиями договора. При этом ответчик выступал не в качестве поверенного, а в качестве маркетингового агента.

Право, применимое к отношениям сторон, и правовой статус ответчика не могли быть определены на основании этого договора, поскольку из материалов дела следует, что полномочия ответчика определены Соглашением о назначении маркетингового агента для продажи прав отдыха, заключенным между ним и иностранным лицом, и выданной во исполнение этого Соглашения доверенностью.

В соответствии с указанным Соглашением применимым к отношениям сторон правом является право Англии и России.

В российском праве на момент заключения договора (1992 г.) отсутствовало понятие агента. Однако институт агентирования подробно урегулирован английским правом.

Поскольку стороны предусмотрели возможность применения норм права обеих правовых систем, суду следовало применить право Англии как правовой системы, подробно регламентирующей деятельность маркетингового агента, и установить, может ли агент в соответствии с английским правом нести ответственность за совершенные действия от имени назначившего его юридического лица.

IV. Оформление документов. Легализация. Полномочия представителя юридического лица

1. Выписка по счету и иные документы коммерческого характера не относятся к официальным документам, поэтому принимаются арбитражным судом в качестве письменных доказательств без проставления апостиля.

Итальянская компания заявила иск об обязании исполнить договор купли — продажи доли в уставном капитале совместного предприятия и осуществить перерегистрацию учредительных документов.

Решением суда первой инстанции в иске отказано.

К заключенному между сторонами договору суд на основании пункта 3 статьи 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик применил право Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что представленные итальянской компанией доказательства не подтверждают исполнение сторонами необходимых условий договора. Поэтому переход права собственности на долю капитала совместного предприятия нельзя считать состоявшимся и ответчик (совместное предприятие) вправе не исполнять обязанность по перерегистрации своих учредительных документов.

При оценке доказательств судом, в частности, было указано, что выписка по счету не может быть принята в качестве доказательства перечисления денежных средств во исполнение договора, поскольку этот документ не имеет апостиля.

Постановление апелляционной инстанции оставило в силе решение суда первой инстанции.

Постановлением кассационной инстанции решение и постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения.

Тем не менее суд кассационной инстанции посчитал целесообразным указать на ошибочный вывод суда первой и апелляционной инстанций о необходимости проставления апостиля на выписку по счету.

Выписка по счету является коммерческим документом.

В статье 1 Гаагской конвенции (1961 г.) дан перечень официальных документов, для представления которых на территории другого государства-участника Конвенции необходим апостиль.

Выписка по счету не относится к документам, указанным в данном перечне. Поэтому требования суда в части проставления апостиля на выписку по счету неправомерны.

2. Если страной происхождения иностранного юридического лица является государство, которое не участвует в международном договоре, отменяющем требования легализации, официальные иностранные документы являются доказательствами правового статуса иностранного лица при условии их легализации в установленном порядке.

Иск заявлен о признании недействительным протокола общего собрания акционеров.

Суд первой инстанции иск удовлетворил частично.

Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила, иск оставила без рассмотрения.

В постановлении апелляционной инстанции указано, что истец (афганская фирма) не представил документы, подтверждающие право президента фирмы подписывать исковое заявление. Срок полномочий президента фирмы истек, а избрание его президентом на новый срок не подтверждено документально.

Постановлением кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции отменено, дело передано на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что афганская фирма надлежащим образом подтвердила свой правовой статус, представив учредительные документы, Устав фирмы, свидетельство о регистрации, заверенные консулом посольства Исламского Государства Афганистан в г. Москве.

Доводы апелляционной инстанции об отсутствии у президента афганской фирмы права подписывать исковое заявление противоречат материалам дела. На момент подачи иска президент фирмы имел право представлять интересы фирмы, выступать от ее имени и подписывать исковые заявления в соответствии с надлежащим образом оформленным и нотариально удостоверенным протоколом, который подтверждает его полномочия.

При повторном рассмотрении дела апелляционная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции.

Постановления кассационной и апелляционной инстанций отменены в порядке надзора, первоначальное постановление апелляционной инстанции об оставлении иска без рассмотрения оставлено в силе.

Суд кассационной инстанции неправильно применил статью 55 Консульского Устава СССР 1976 г. и пришел к ошибочному выводу, что документы, представленные афганской фирмой, являются допустимыми доказательствами и подтверждают правовой статус иностранного лица.

Статья 55 Консульского Устава СССР определяет, что «консул легализует документы и акты, составленные при участии властей консульского округа». Международные договоры с участием Российской Федерации и Афганистана, в том числе Консульская конвенция между СССР и Демократической Республикой Афганистан от 24.05.81 требований консульской легализации не отменяют.

Представленные афганской фирмой документы, которые заверены консульскими службами Исламского Государства Афганистан в г. Москве, не подтверждают правовой статус иностранного лица. Учредительные документы, Устав фирмы, свидетельство о регистрации афганской фирмы должны быть заверены консульскими службами Российской Федерации, находящимися на территории Исламского Государства Афганистан.

3. При оценке содержания доверенности следует учитывать истинное волеизъявление иностранного юридического лица, выдавшего доверенность.

Иск заявлен о взыскании долга и процентов по генеральному соглашению о депозитной линии и его расторжении.

Суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения по пункту 3 статьи 87 АПК РФ. Суд пришел к выводу, что доверенность представителя кипрской компании не содержит полномочий представителя на право подписания искового заявления.

Определением апелляционной инстанции кассационная жалоба истца возвращена на основании пункта 1 статьи 168 АПК РФ как подписанная лицом, не имеющим права ее подписывать. Суд счел, что право на апелляцию, указанное в доверенности, не означает права на кассационное обжалование.

Кассационная инстанция отменила определение апелляционной инстанции в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

Суд первой и апелляционной инстанций оценил доверенность с нарушением требований статьи 50 АПК РФ и статьи 185 ГК РФ.

Доверенность лица, подписавшего исковое заявление, предусматривает право поверенного на подачу апелляции во все обыкновенные и арбитражные суды. Употребленный в доверенности термин «апелляция» означает право на обжалование. Указание же на то, что поверенный может обращаться во все обыкновенные и арбитражные суды, означает, что он может обращаться во все судебные инстанции.

Предоставляя поверенному право на апелляцию «во все арбитражные суды» на основании выданного письменного уполномочия, а именно так определена доверенность в статье 185 ГК РФ, истец уполномочил поверенного на обжалование всех судебных актов, как это и требуется согласно статье 50 АПК РФ.

V. Защита интеллектуальной собственности

1. При применении ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. о запрете действий, вызывающих смешение товарных знаков, суду следует учитывать факт регистрации в Российской Федерации товарного знака фирмы-нарушителя.

Решением комиссии Министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства Российской Федерации (МАП РФ) французской фирме выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства и запрете продажи товара с использованием товарного знака, принадлежащего другой иностранной компании.

Французская фирма обратилась в арбитражный суд с иском о признании решения комиссии МАП РФ недействительным.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения. Судебные акты были основаны на следующем.

В соответствии со ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента, считаются актом недобросовестной конкуренции и подлежат запрету. По смыслу статьи 10 Закона Российской Федерации от 22.03.91 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации продукции является формой недобросовестной конкуренции.

Согласно материалам дела истец предлагал к продаже косметическое средство, при оформлении которого были использованы цветовая гамма, символы и слова, сходные до степени смешения с товарным знаком другого иностранного производителя аналогичного косметического средства. Данное обстоятельство подтверждалось заключением экспертизы.

При таких обстоятельствах решение комиссии МАП РФ о прекращении нарушения антимонопольного законодательства правомерно.

Кассационная инстанция отменила предыдущие судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При этом суд исходил из следующего. В материалах дела имелось решение Патентного ведомства Российской Федерации о регистрации за истцом (французской фирмой) товарного знака, содержащего в себе элементы, использование которых и было признано комиссией МАП РФ актом недобросовестной конкуренции.

В соответствии со статьей 3 Закона Российской Федерации от 23.09.92 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» правовая охрана товарного знака в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации или в силу международных договоров Российской Федерации.

Таким образом, указанное обстоятельство имело существенное правовое значение при решении комиссией МАП РФ вопроса о недобросовестной конкуренции, допущенной французской фирмой, и применении статьи 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.).

Возвращая дело, кассационная инстанция указала на необходимость исследования доводов истца (французской фирмы) о наличии у него охраняемого законом права на товарный знак и только после того разрешить спор с учетом положений Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.)