Адвокат глинка глеб

Третий сын

В жизни Елизаветы Глинки, более известной как «доктор Лиза», очень многое связано с Ульяновском. Именно в нашем городе родился и был подброшен к проходной авиационного училища ее третий, приемный, сын Илья, отсюда же предки ее мужа Глеба Глинки.

Свидание у морга
Известная не только в России, но и за границей благотворительница, создатель фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка приезжала в Ульяновск два года назад вместе со своим мужем Глебом Глебовичем Глинкой, для которого наш город – родина предков.

По словам краеведа Сергея Петрова, история рода Глинок прослеживается вплоть до XVI века. Русско-польские корни идут из Смоленска. Глеб Глебович – прямой потомок известного симбирского землевладельца Сергея Николаевича Глинки. В их роду было много известных людей: поэтов, публицистов, друживших еще с Пушкиным, всем известный композитор Михаил Глинка.

Отец Глеба Глебовича Глеб Александрович, когда фашисты стояли под Москвой в 1941-м, в составе писательского ополчения пошел добровольцем защищать столицу. Попал в плен. Долгое время находился в фашистских концлагерях. После, спасаясь от сталинских репрессий, вынужден был уехать из Союза в Бельгию.

Здесь он создал вторую семью, женившись на польке, которая и родила Глеба Глинку-младшего. В 60-х годах Глинки решили перебраться в США. Но ностальгия не отпускала его до конца дней. Он не порывал с русской культурой, не принимал американского гражданства, не изучал английский язык, а буквально жил русской поэзией. Умер в 1989 году.

Глеб Глинка-младший, по гражданству американец, впервые посетил Ульяновск в 1998 году, приехав на открытие мемориальной доски в честь еще одного своего именитого предка по другой ветви рода Глинок, прабабушки Александры Знаменской, которая основала в Симбирске первую библиотеку. Она жила в доме по улице Льва Толстого, 60. Тогда же Глеб Глебович помог организовать в Ульяновске бесплатную юридическую консультацию. Много лет спустя, выиграв грант на несколько миллионов, Глинка предпочел потратить его на благотворительные нужды, в том числе и жителей Ульяновска. В частности, он организовал поездку молодых юристов на стажировку в Америку.

По образованию Глеб Глинка юрист, практикующий адвокат. И первый помощник своей жене в вопросах законности, ведь, как это ни странно, на пути их благотворительной деятельности часто встают всевозможные преграды.

«С Глебом мы познакомились в Москве, на выставке экспрессионистов в Доме художника, – рассказала «доктор Лиза» в интервью журналу «Огонек». – Кажется, я попросила у него зажигалку, а он у меня – номер телефона. У нас большая разница в возрасте, он мне показался дико старым, вот. Мы постояли рядом, он сказал: «Можно, я вам позвоню?» «Можно».- «Ну а на свидание?». Я говорю: «У меня судебная медицина сегодня, экзамен». Он говорит: «Я подожду». Встретил меня около морга.

И сказал: «Боже, какой ужас, у нас совсем другие морги». Он же в Америке жил, а здесь был в командировке. Я говорю: «Не знаю, что есть – то есть». Дальше мы стали встречаться, поженились и уехали в Америку».

В начале 90-х семья по инициативе Елизаветы вернулась в Россию.

Подкидыш в коробке
В семье Елизаветы и Глеба Глинок – три сына. 26-летний Константин и 20-летний Алексей – родные, родились в Америке, где живут до сих пор. А вот 19-летний Илья родом из Ульяновска. О невероятной судьбе этого мальчика во время предыдущего своего приезда в наш город «доктор Лиза» не рассказывала, поскольку в то время он был несовершеннолетним. И вот почему.

В 1995 году новорожденного мальчика-метиса нашли в картонной коробке у проходной Ульяновского авиационного училища еще с пуповиной и забрали в Дом ребенка. Там его усыновила женщина, которая через четыре года заболела раком и стала пациентом Елизаветы Глинки.

«Они очень нуждались, мотались по приютам, по монастырям, в итоге получили крошечную однокомнатную квартиру в Саратове, – рассказала «доктор Лиза». – В какой-то момент Илья стал мне звонить: «С мамой что-то не то, она плохо разговаривает».

Я говорю: «Завтра вылетаю, пока давай ей водичку и вызывай скорую».«Скорая не едет». Я: «Господи, что делать? Ладно, потерпи». В два часа ночи он звонит: «Даю маме воду, а вода изо рта выливается». Ну, я все поняла. Говорю: «Буди соседей».

Прилетела, нашла ее дальних родственников. Они: «Кто платит за похороны?». Сказала: «Я». Похоронили, смотрю, сидит такой мальчик и говорит: «В детдом не пойду». Ну я… В общем, поехали в опеку, написали заявление, так он у меня появился.

Знаете, такая ирония судьбы… У меня Илюша – метис, его отец, видимо, был темнокожий, то есть не видимо, а точно. И вот я думала, что своим детям сказать. Уехала в Россию, еще и ребенка привела. Сказала. Старший так: «Нормально, а что?». А младший – более эмоциональный: «Да ты что! У меня теперь правда есть черный брат? Как в Гарлеме? Круть какая, здорово!».

В августе прошлого года в семье Ильи родилась дочка. Семья живет в Саратове. Он учится в одном из местных техникумов на повара.

Спасти хоспис
Когда пару месяцев назад появились слухи о закрытии Ульяновского областного хосписа, Сергей Петров обратился за помощью именно к Елизавете Глинке, кроме всего прочего специалисту по паллиативной медицине, открывшей два хосписа – в Киеве и Москве.

«Доктору Лизе» краевед отправил вырезку из «Симбирского курьера», где мыписали о необходимости сохранения единственного в своем роде лечебного учреждения в регионе. По словам Сергея Петрова, Глинка заинтересовалась проблемой и даже пообещала в скором времени приехать в Ульяновск.

Глинка Глеб Глебович

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Глинка Глеб Глебович, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Глинка Глеб Глебович. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Глинка Глеб Глебович и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

«Она видела в каждом образ Божий»

Настойчивые звонки на протяжении нескольких минут в массивную дверь квартиры в центре Москвы. Тишина. Спустя время в проеме, извинительно улыбаясь, показался адвокат Глеб Глинка.

— Извините, пожалуйста, работал пылесос, я не слышал звонка.

Приветливый хозяин прямо с порога начинает небольшую экскурсию по квартире.

— Она очень любила всё вот это советское, для нее был близок этот дух, дух детства, того времени, — Глеб Глебович показывает на стоящие прямо в прихожей атрибуты советского прошлого: статуэтки, сувениры, игрушки.

На овальном обеденном столе кухни две вазы с цветами — Глеб Глинка не так давно был именинником. Между ними — портрет Доктора Лизы и маленький фарфоровый ангелочек.

— Я всё время с ней разговариваю. Каждое воскресенье езжу на Новодевичье кладбище, и сейчас, когда вы уйдете, я спрошу у нее: «Тебе понравилось интервью?» — Глеб Глебович отвернулся от объектива и резко замолчал.

— Хотите честно? — голос его был низкий и предложения давались с трудом. — Даже сейчас, когда я с вами общаюсь, у меня есть ощущение, что я притворяюсь. Будто я с ней скончался и делаю это по памяти, как если бы остался в живых.

После долгой паузы мужчина продолжил.

— Я смутно помню несколько месяцев после гибели Лизоньки. Помню, что в тот день я долго спал. Близкий друг нашей семьи позвонила и сказала, что в новостях рассказали про упавший самолет, где должна была быть Лиза. Дозвониться я не мог до нее, но увидел, что она забыла паспорт, и я даже немного успокоился — без паспорта ведь не пустят на рейс. Но оказалось, что ее пустили. Через несколько часов в дверь позвонили — на пороге стоял Федотов (глава СПЧ) в слезах. Потом была череда каких-то отрывков.

Глеб Глебович приглашает пройти дальше.

— Это наша спальня.

Мы заходим в небольшую комнату с двуспальной кроватью, покрытую светлым покрывалом.

— Так странно выглядит, смотрите — получается, что у меня в спальне стоит мое же фото, — он указывает на тумбочку у окна, где на фото в розовой рамочке можно узнать адвоката Глинку несколько лет назад.

— Она поставила мое фото на свою тумбочку, а я ее — на свою. У нас такая традиция была, — Глеб Глебович сначала улыбнулся, а потом опустил глаза и отвернул голову.

Помимо фото в спальне, как и везде в квартире, — портреты Доктора Лизы разного времени, иконы и ослики. Причем в каждой комнате есть красный уголок с иконами.

— Мы сошлись на теме православия. И я, и она — мы с детства воспитывались так. После свадьбы венчались. Это были 1980-е, я хотел венчаться с Москве, но в итоге мы обвенчались в православной церкви в Бостоне, — Глеб Глебович показывает два обручальных кольца на безымянном пальце — одно из загса, второе из церкви.

— Мы познакомились в Москве через мою сводную сестру, которая была дружна с Лизой, а я приехал ее навестить. Представляете, я холостяк, американец, весь в книгах и вообще не собираюсь жениться. И тут Лиза. Совсем девчонка — сестра попросила ее показать мне Москву. И, что удивительно, мы с ней сразу почувствовали, что на всю жизнь будем вместе. Это как Купидон выпустил свою стрелу.

Я пригласил ее в кино на следующий день, очень долго ждал у Пушкинского — она так и не пришла, и я отправился один. И уже в самом конце она тихонько проскользнула в зал и села рядом. После фильма мы гуляли всю ночь, было очень тепло. Потом я уехал обратно в Америку, и мы всё время общались по телефону, писали друг другу письма. Я получил долгосрочную визу — на шесть месяцев, приехал в Москву, и мы очень долго не могли снять квартиру: «Снять? С иностранцем? С американцем?» Все боялись нас пустить. И нашли только в Коньково небольшую квартиру в четыре раза дороже.

Мы проходим дальше из комнаты в комнату. В гостиной — старинная мебель, большие кресла, сервант. Но первое, что бросается в глаза, — ростовая икона, где на голубом фоне в образе святой, облаченная в медицинскую форму, со стетоскопом на шее и нимбом над головой — Доктор Лиза.

— Месяц назад мне позвонил настоятель черногорского монастыря отец Даниил. Они много общались при жизни. И кто-то из черногорских иконописцев написал ее образ. И отец Даниил привез ее в Москву, отдал мне. Мне очень нравится эта икона. Мне нравится, что лицо не очень похоже, а дух Елизаветы передан очень точно. Она такая и была — простая. И посмотрите, как она держит руки. Ведь точно всё передали. Знаете, во время отпевания в храме ко мне подошел один из священнослужителей и сказал, что, скорее всего, ее признают святой. Но должно пройти время.

Глеб Глебович снимает очки, чтобы протереть глаза.

— Не понимаю, откуда у человека может быть столько слез.

Глеб Глинка часто переключается на какой-то фрагмент, рассказывает с упоением историю из жизни, смеется, и, кажется, что сейчас зайдет Елизавета Петровна и как-нибудь пошутить на эту же тему — во всем чувствуется ее присутствие.

— Она была хулиганкой. Вот посмотрите на это фото — осень 2016-го, — Глеб Глебович обращается к небольшой фотографии на стене, где Доктор Лиза игриво позирует фотографу в смешной шляпке а-ля божья коровка. — Она вот надела, смеется и говорит мне: «Посмотри!» А я ей: «Нет, нет, не снимай, я не отпущу тебя без фото!» И я сфотографировал ее.

— Ее слабость была — горох. Она любила все гороховое — платья, посуду. Это моя любимая фотография. Это я ее снимал на даче, — Глеб Глебович показывает фото, где Доктор Лиза сидит в белой кофте в крупный зеленый горошек и пьет чей из зеленой чашки в горошек белый.

— Меня часто спрашивают, — продолжает Глеб Глинка, — какой она была дома, ведь не было никакой семейной жизни. Нет, она всегда находила время для меня и для детей, она сама готовила еду, мыла пол, и она говорила, что она обычная. Лиза всё пропускала через себя, всю людскую боль. Но дома мы не жили этим. Мы разговаривали обо всем, строили планы. Она редко мне жаловалась. Только однажды я ей помог — когда обвиняли в том, что она создала хоспис для того, чтобы умирающие переписывали на нее свои квартиры, и когда писали, что она привозит из Донбасса в Россию детей на органы. Это ее сильно подкосило. Она переживала, и тогда я подключился и нашел двух зачинщиков. Это были женщины — одна из Калифорнии, вторая, скорее всего, из Бостона. Первой я написал письмо, что подаю в суд на нее за клевету и на ее работодателя, потому что она пишет это с рабочего компьютера. Всё прекратилось. А для второй наняли детектива, но так и не выследили.

Переходя из комнаты в комнату, Глеб Глебович часто обращается к деталям. Здесь какая-то игрушка, здесь книга, здесь фото. Он с упоением и теплотой рассказывает о каждой мелочи. Мы подходим к кабинету Елизаветы Петровны.

— Я здесь ничего не трогал. Всё осталось так, как было расставлено ею.

В кабинете стоит удивительно тонкий даже изящный аромат. Кабинет — небольшая комнатка со столом, шкафом и маленьким диванчиком. На столе — компьютер, стопки бумаг, фотографии сыновей — Кости и Алеши. И неожиданная деталь — весь подоконник и несколько полок шкафа уставлены флакончиками разных размеров.

— Вы знаете, — задумчиво говорит Глеб Глебович, — а ведь она хотела уйти из фонда. Она хотела заняться вот этим, — Глинка указывает на пузырьки с аромаслами и брошюры по аромотерапии. — Ей так не хватало на это времени, и накануне поездки в Сирию она мне сказала, что после возвращения хочет немного отойти от руководства фондом, но будет продолжать там работать. И тогда я спросил у нее, как же будет работать фонд. «Авилова (помощница Елизаветы Глинки. — «Известия») поможет, справится!» У нас были билеты в Алушту — мы там планировали встретить Новый год, как и раньше. И я стал спрашивать про это решение отойти от руководства фондом, она мне ответила, что всё обсудим, когда будем гулять по набережной.

Глеб Глебович снова отвернулся.

— Знаете, Елизавета говорила, что в благотворительности не может быть соревнования, нуждающихся всем хватит. Из «Справедливой помощи» я не ухожу, я остаюсь членом организации и продолжаю участвовать в работе. Заменить полностью Елизавету невозможно. Но считаю, есть место и другому фонду, где продолжится работа под девизом Елизаветы: «Мы помогаем тем, кому некому помочь». Новый фонд будет небольшим, мобильным, гибким. Так работала Елизавета, когда можно и нужно немедленно принять решение и прыгнуть в самолет, поехать за детьми или на пожары.

Глеб Глебович поясняет, что новый фонд — это в том числе и фонд-музей. Часть вещей и книг из кабинета, в котором он с нами беседует, будет передана как раз в музей при фонде.

— Знаете, а ведь этот фонд мы открываем благодаря Соколовой (директор фонда «Справедливая помощь». — «Известия»). На последнем заседании попечительского совета она предложила Авиловой открыть свой фонд. Наташа так и сделала, и нашла широкую поддержку. Она будет директором нового фонда, Александр Парфенов, который работал с Лизой 10 лет, будет президентом, а я возглавил совет.

Из кабинета снова возвращаемся на кухню. На столе стоит дымящийся чай. Глеб Глебович, воодушевленный рассказом про фонд, продолжает говорить про удивительную простоту и скромность Елизаветы Петровны. Отмечает, что она помнила историю каждого ребенка, каждого больного.

— Она же не помогала бездомным с условием «я тебя покормлю, но ты бросай пить». Нет, она просто помогала ему, а он уже сам решал, как жить дальше. Она это делала, потому что видела в каждом образ и подобие Божие.Только так это можно объяснить.

В этот момент стоящий на столе между двух ваз портрет Доктора Лизы упал.

— Вот видите, она ругается, что я ее хвалю!

Глеб Глебович поставил фотографию на место рядом с ангелочком, улыбнулся и снова опустил глаза.

Доктор Лиза и Глеб Глинка: 30 лет семейного счастья, трое детей и сотни спасённых жизней

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Стремительный роман

В Доме художников в Москве проходила выставка экспрессионистов, где и встретилась Елизавета со своим будущим мужем, Глебом Глинкой. Юная Лиза попросила у незнакомца зажигалку, а он – ее номер телефона. Мужчина был много старше ее и показался ей очень старым. Но в ответ на просьбу позвонить она почему-то согласилась. На вопрос о свидании рассказала, что у нее экзамен по судебной медицине.

Он встретил ее у морга и был шокирован разницей между российскими и американскими моргами. Глеб Глинка был русским по происхождению, но родился и вырос в Америке. Тем не менее, его всегда тянуло на историческую родину.

По признанию Глеба Глебовича, уже через неделю после знакомства они оба знали, что обязательно поженятся и всю жизнь проживут вместе. Ей всегда нравились сильные мужчины. Привлекала Елизавету Петровну не физическая сила, а умение принимать решения и нести за них ответственность. Если мужчина при этом был еще умен и образован, то она вполне могла в него влюбиться. Глеб Глебович Глинка учился и блестяще окончил колледж по английской литературе, а за ним юридическую школу, с такими же отличными оценками. Много позже, уже в России в 60-летнем возрасте выдержал экзамен по российской адвокатуре и тоже на отлично.

Он был готов остаться в России, рядом со своей избранницей, но Лиза лишь рассмеялась: «Ты здесь пропадешь!». В 1986 году она окончила 2-й Московский государственный медицинский институт, получила профессию детского реаниматолога-анестезиолога. И до 1990 года они жили в Москве, затем вместе уехали в Америку, вместе со старшим сыном Константином.

Между Америкой и Россией

В Америке Елизавета Глинка окончила медицинскую школу по специальности паллиативная медицина. Глеб Глебович посоветовал ей обратить внимание на хоспис, располагавшийся недалеко от их дома. Лиза принялась помогать безнадежным больным. Она пять лет изучала, как строится работа хосписов, с какими трудностями приходится сталкиваться. И при этом понимала – облегчать страдания людей можно и нужно.

Позже они вернутся в Россию по просьбе Елизаветы, проведут 2 года в Киеве из-за контракта Глеба. И везде доктор Лиза станет помогать людям. В Москве, уже имея двух сыновей, она будет работать с Первым Московским хосписом, в Киеве создаст свой первый хоспис. Самое удивительное, что Глеб Глинка всегда и во всем будет поддерживать супругу. Он, как никто, понимал: помогать нуждающимся для нее такая же естественная потребность, как дышать.

Мера добра

Когда мама доктора Лизы впала в кому и лежала в клинике Бурденко, Елизавета Глинка каждый день покупала мясо, особенно любимое мамой, готовила его, перемалывала в пасту, чтобы можно было кормить из тюбика. Она знала: вкуса приготовленной пищи мама не чувствует, но тем не менее, два с половиной года, два раза в день приезжала в больницу и кормила маму, держала ее за руку. В этом была вся она.

Глеб и Елизавета воспитали двоих сыновей. Но в семье их появился и третий мальчик – Илья. Он был усыновлен в младенчестве, но когда мальчику исполнилось 13 лет, скончалась его приемная мама. Когда доктор Лиза стала рассказывать мужу о судьбе мальчика, он сразу понял: он станет их сыном. Он снова поддержал жену в ее решении.

Наверное, он мог бы запретить супруге заниматься ее деятельностью. Сама Елизавета Глинка говорила о готовности прекратить работу, если она станет мешать ее семье. Но Глеб Глебович считал, что не имеет на то морального права.

«Мы были вместе очень счастливы»

Она любила свою семью и не любила говорить о ней в интервью. Она хотела защитить близких от публичности, особенно, когда в ее адрес стали звучать угрозы. Доктор Лиза при любых обстоятельствах старалась проводить выходные со своей семьей. Единственный раз, когда она изменила этой привычке, и был 25 декабря 2016 года.

Глебу Глебовичу было трудно одаривать супругу подарками. Новую вещь буквально через пару недель можно было увидеть на ком-нибудь из знакомых или даже на ее подопечной с Павелецкого вокзала, где доктор Лиза кормила и лечила бездомных. И он опять не протестовал. А она не могла по-другому и даже гордилась, что ее подопечные выглядят лучше других бездомных.
Когда она впервые ехала в зону конфликта на Донбасс спасать тяжело больных детей, он осознавал, насколько это опасно. Но она снова шла по велению сердца туда, где в ней нуждались.

25 декабря 2016 она поднялась на борт самолета, направлявшегося в Сирию. Доктор Лиза везла лекарства для университетской больницы. Из этого полета она не вернется уже никогда.
Глеб Глинка не может смириться с потерей до сих пор. Он отказывается признавать тот факт, что его любимой больше никогда не будет рядом. Он напишет в послесловии к ее книге: «Я разделил с ней свою жизнь…»

Доктор Лиза вышла замуж за гражданина Америки и счастливо прожила с ним 30 лет, пока смерть не разлучила их. Далеко не ко всем нашим соотечественницам, связавших жизнь с иностранцами, судьба была столь же благосклонна.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Муж Доктора Лизы не может смириться с тяжелой утратой

Глеб Глинка и Ксения Соколова поделились воспоминаниями об ушедшей из жизни правозащитнице. По воспоминаниями близких людей Доктора Лизы, она могла быть разной. Окружение общественного деятеля искренне восхищалось ее смелостью и желанием помогать другим.

Адвокат Глеб Глинка, супруг трагически погибшей в авиакастрофе Доктора Лизы, недавно стал героем программы «Наедине со всеми». Вместе с мужчиной с студии передачи появилась журналистка Ксения Соколова, которая возглавила фонд «Справедливая помощь» после смерти правозащитницы. В эфире телешоу близкие Елизаветы Глинки поделились своими воспоминаниями о ней.

По мнению подруги Доктора Лизы, она не могла примириться с жестокостью окружающего мира и верила, что любовь может все победить. «Я бы хотела, чтобы о ней узнало как можно большее количество людей. Если бы таких людей приходило в мир больше, то у нас все бы было хорошо, и у нас бы получилось преодолеть дефицит ресурсов. Я убеждена, что человек должен быть таким», – поделилась Соколова.

Ведущая программы Юлия Меньшова попросила Глеба Глинку что-нибудь добавить к ответу приятельницы Елизаветы. Мужчина не смог сдержать эмоций. На его глаза навернулись слезы.

В эфире передачи также показали интервью с членом правления фонда Доктора Лизы Натальей Авиловой. Ее первая встреча с общественным деятелем состоялась в 2009 году. «У меня тогда была довольно хорошая карьера, я работала в Совете Федераций, там мы и познакомились с Елизаветой Петровной. Познакомившись с ней вечером, В 5:30 утра она мне позвонила и сказала: «Наташа, у меня у дверей дома лежит бездомный. Скорая помощь не берет его в больницу. Наташа сделай, что-нибудь». И я влюбилась в нее, это была любовь с первого взгляда. Это был мой человек», – вспомнила Авилова.

Близкие Елизаветы Глинки отмечают, что она умела быть жесткой, но никогда не перегибала палку. «Она не могла ненавидеть людей. Она ненавидела смерть», – отметил муж правозашитницы. Ксения Соколова согласилась с его точкой зрения. «У Доктора Лизы тоже случались моменты слабости»: близкие о Елизавете Глинке